Драконы





Дракон- чудовище которое существует пожалуй во всех известных мифологических системах. Воровать и захватывать золото это его основное занятие. Далее он сваливает награбленное в самый дальний угол своей пещеры и спит на этой кучи. Любит есть людей, а особенным лакомством является для него девственницы. Воюет с гномами из-за их сокровищ и не всегда выходит победителем так как гномам удается скрыться в подземельях и унести свои сокровища.

 Гигантский дракон-змей Абарга-могой (Аврага-могой) с 27 головами и 33 хвостами, бесчинствовал и по-всякому вредил людям, утверждается в легендах и сказаниях всех монгольских народов. Многие герои сражались с ним. Но победить дракона удалось только неустрашимому бурятскому воину Гэсэру, о подвигах которого повествует бурятский эпос «Гэсэр».  

Решив навсегда покончить с Абарга-могоем, Гэсэр созвал богатырей-баторов. Собрался довольно большой отряд. Тронулись в путь. Ехали долго — несколько недель. Наконец уви-дели дракона. Он лежал, трижды обвив собою гору Мунгатэ.  

     Гэсэр пустил коня вскачь и пронзил Копьем, Карающим Зло, самую главную из 27 голов чудовища. Дракон ударил Гэсэра всеми хвостами сразу — так что Гэсэр чуть было не упал с коня, но удержался. Вскоре Абарга-могой обессилел и испустил дух.  

    После этого Гэсэр разложил костер — на растопку пошли столетние таежные кедры, которые богатырь вырывал из земли с корнями, — сжег змея и пепел развеял осиновой лопатой на север и на юг. Не стало дракона. И увидели баторы, что не просто так обвивал он трижды гору Мунгатэ, а сторожил старинный склад серебра. Зато теперь отважные воины навьючили серебро на коней: Гэсэр — три тысячи пудов, военачальники — по шестьсот пудов, воины — по триста пудов.  

    Вернувшись домой, победители отложили луки и стрелы и устроили пир на три дня. Мяса, говорится в бурятском эпосе «Гэсэр», было «съедено мерой с гору, водки выпито — мерой с озеро».

Агулшап — абхазский дракон-людоед. К тому же похититель юных красавиц. Он появляется во многих абхазских сказках. Вот одна из них.
Жили-были три брата: очень умный, очень меткий и очень сильный. И была у них сестра-красавица. Однажды унес ее Агулшап. Братья поклялись спасти сестру. Старший, самый умный, узнал, где она находится, и повел остальных. Шли они, шли, искали сестру... И наконец нашли.
«Она была на поляне, посреди большого леса, а возле нее, свернувшись, лежал Агулшап. Братья тайком взяли сестру. Но разве от Агулшапа
можно уйти? Он заметил, полетел за ними, быстро догнал, отнял сестру, помчался, как пуля, в небо и сразу очутился около солнца.
Тогда средний брат, самый меткий, выстрелил, убил Агулшапа, и сестра стала падать вниз. Младший сейчас же подбежал, поймал на лету сестру, удержал и поставил на землю. Обрадованные братья вместе с се-строй отправились в свой дом.
Тем временем мать сшила бешмет, чтобы наградить того из сыновей, кто отличился особой доблестью, спасая сестру от Агулшапа. Она созвала мудрых советников и сказала:
— Решите, кто из моих сыновей заслужил бешмет!
Судьи сидят, решают, до сих пор ничего не решили...

 В древнейшем памятнике иран-ской культуры «Авеста» описан ис-полинский дракон Ажи-Дахака:
Трехпастный, шестиглазый, Коварный, криводушный... (Перевод И. Стеблина-Каменского)
Его жестокость не знала границ, а замыслы были поистине ужасающи. Об этом рассказывает гимн, посвященной древнеиранской богине Ардви — покровительнице вод и плодородия, любви и деторождения:
Жертву богатую приносил ей Трехпастный, чудовищный
Ажи-Дахака... Сотню коней отборных пожертвовал, Тысячу лучших быков пожертвовал, Десять тысяч овец пожертвовал. Вот что просил он:
«О добрая, щедрая, Ардви могучая и непорочная!
Дай, ниспошли мне такую удачу, Чтобы всех людей сумел истребить я!»
Не даровала подобной удачи Злому трехпастному Ажи-Дахаке Ардви могучая и непорочная.
(Перевод С. Северцева)
Наоборот — самого дракона ждала скорая погибель. Вышел на бой с чудовищем могучий герой по имени Трайтаона:
И поразил он змея Трехглавого Дахаку. (Перевод И. Стеблина-Каменского)
Но память об Ажи-Дахаке осталась не только в «Авесте». В совре-менном таджикском языке дракон называется похоже: Аджахо. А одного из армянских дроконов-вишапов зовут Аждахак — почти так же, как и его древнеиранского предшественника.

В древней Месопотамии, в подземной стране Кур, обитало страшное чудовище — крылатый дракон Асаг. Часто выходил он из преисподней и вихрем носился по земле, распространяя недуги и немощи, отравляя воздух своим тлетворным дыханием.  

      Долгое время боги не решались выступить против свирепого дракона. Даже самый смелый из богов — Нинурта опасался вступать в бой с чудовищем.  

   И вот однажды божественная булава, называемая Шарур, заговорила человеческим голосом и обратилась к своему хозяину: «О великий Нинурта! Неужели и ты боишься подземного демона, насылающего на землю бедствия и скорбь?»  

Устыдился Нинурта и ринулся в бой против Асага, но тот взглянул на него своими страшными, мертвящими глазами, и великий бог смутился и умчался прочь, подобно птице.  

    Вновь обратилась Шарур к своему господину: «Не бойся и не страшись.  

Метни меня в свирепого дракона, и я уничтожу его».  

    Ободрился Нинурта, вернулся на поле битвы и не раздумывая метнул во врага свое божественное оружие. И свалился дракон обратно в Кур.  

Но тут произошло ужасное: из распоротого дракона хлынули горько-соленые воды и стали заполнять реки, озера, впадины и овраги. Не осталось на земле свежей воды. Люди и животные страдали от жажды, нечем было орошать поля и сады.  

    «Жесток был голод, ничего не произрастало. Поля не орошались. Никто не копал канавы. Во всех странах исчезла свежая зелень, только сорняки произрастали повсюду».  

    Но мудрый Нинурта нашел выход. Он стал швырять камни, нагроможденные у входа в Кур, и преградил ими путь горько-соленым водам.  

    Так был побежден дракон Асаг;  

так были побеждены и посмертные его злодеяния.  

«И вот поля в изобилии произвели зерно, виноградники и сады — фрукты. Плоды земные громоздились в амбарах подобно холмам. Владыка удалил скорбь с лица земли, он все- лил ликование в сердца богов» (по Д. Редеру).

Дракон Астин - В средневековой персидской книге «Чудеса мира» (XIII век) описан дракон Астин: «В длину достигает он нескольких фарсахов, имеет раскраску леопарда и два крыла». Он о шести головах на одной шее, есть у дракона и грива.
Если своим огненным дыханием он дохнёт на слона, то «слон сразу почернеет».
Считалось, что обладателю головы такого дракона сильно повезет в жизни: он сможет с ее помощью определять места кладов.

 Бляго — адыгейский дракон. О нем существует много легенд и сказок. Одна из них повествует о том, как смелый юноша, странствуя, приехал в аул, где увидел лишь одинокого старика — и больше никого. Всех их съел дракон Бляго. Этот монстр ел каждый день по три человека и троих животных. Юноша отправился сражаться с Бляго  победил его, но он не знал что драоконов много и поэтому адыгейцы долгое время были вынуждены отстреливаться от Бляго, но сейчас их уже нет остались одни только сказки и легенды.

В Западной Литве существовало поверье, будто в день Страшного Суда покойники должны будут взобраться на высоченную крутую гору, где и произойдет судилище. Осилить нелегкое восхождение смогут только праведники; грешники сорвутся с крутых скал, и их пожрет страшный дракон Визунас.

В древней Армении о вишапах знали многие и много; был даже город Вишап у озера Ван, существовал монастырь, носивший имя Вишап-адзор (Вишапово ущелье). Ни город, ни монастырь не сохранились, но остались древние предания и леген-ды, из которых можно узнать, кто же они такие — вишапы.
Армянский вишап (как и грузинский вешап) был страшным драконом. Считалось, будто он растет всю жизнь и через тысячу лет может стать таким огромным, что пожрет весь мир.
К счастью, до такого почтенного возраста ни один вишап не дожил. Но и от более молодых вишапов жди неприятностей. В старину думали, что, когда дракон стрелой взлетает в небо, начинаются разрушительные ураганы. Голодный вишап может проглотить солнце, и наступит затмение. Некоторые вишапы живут в тучах и вызывают грозы. Другие — в подводных дворцах. Но в любом случае водная стихия подвластна виша-пам, и используют они свою власть не на пользу людям.
Однажды, давным-давно, говорит армянская сказка, два богатыря, Сансар и Багдасар, отправились в Зеленый город, славившийся своим богатством и благоденствием. Но, к великому удивлению, нашли на его месте выжженный и безводный край. Попросили они у встречной старухи попить и услышали в ответ: «Да, тут были вода и зелень, потому и город назвали Зеленым, и теперь на горе еще есть ключ, да к нему вишап подошел, ключ запрудил, не дает во-де к городу течь. Мы боимся его, не смеем туда за водою ходить и в неделю раз на корм ему девушку отдаем, чтобы за это воды хоть немного давал».
Когда настал черед следующей девушке идти в горы к вишапу, Сансар и Багдасар отправились вместе с ней и стали поджидать дракона.
«И внезапно услышали: гром прогрохотал в горах. Посмотрели — ог-ромный подходит дракон, буйволу вровень его высота, и длиною в пять буйволов он. Еще издали их увидел вишап — на съедение трое к нему пришли. Обрадовался дракон, зубами залязгал, хвостом завертел, разинул пасть, зашипел, к лакомой девушке тихо пополз».
Бросились богатыри на вишапа и убили его.
«А вишап окровавленный повернулся и сдох, и открылся потока исток, и родник потек, и все тек и тек, люди шли за водой, и каждый вдоволь брать ее мог».
Кроме вишапов-драконов есть и другие. В горах Армении до сих пор находят огромные, достигающие нескольких метров, каменные изображения рыб, созданные очень давно, в У—Ш тысячелетиях до нашей эры. Их тоже называют вишапами.

В индийской мифологии Вишварупа — гигантский дракон с тремя головами. Вот как он описывается в древнем индийском эпосе «Махабхарата»: «Один лик его подобен солнцу, другой — луне, третий — пламени».
Был Вишварупа сыном божественного кузнеца, демона-асура Твашnара (в индийских сказаниях асуры — братья и соперники богов, боровшиеся с ними за владычество над миром).
И когда разгорелась война между богами и асурами, Тваштар вместе с Вишварупой выступили против самого царя индийских богов — громовержца Индры и его воинства. В жестокой битве Индра отрубил все
три головы Вишварупы, и, как гласит древняя легенда, «из уст первой отрубленной головы вылетела куропатка; второй — воробьи и ястребы;
третьей — стая перепелов».
Индийская цивилизация насчитывает многие-многие тысячелетия, она куда старше эллинской, римской. Ее боги и герои разлетелись по всему белу свету, и не исключено, что, попав в Грецию, Тваштар стал богом-кузнецом Гефестом, а громовержец Индра -- царь богов — громовержцем и царем греческих богов — Зевсом. В сказаниях Древнего Рима — они становятся богом-кузнецом Вулканом и громовержцем Юпитером.

Русские былины повествуют, что живет крылатый семиглавый дракон Горыныч на Сорочинских горах в глубокой пещере. Хранит он там разные сокровища и похищенных девиц, за которыми летает на Святую Русь. Не раз сходились в битвах с Горынычем богатыри, сам Добрыня встречался с ним не раз.
Однажды — когда повадился дракон прилетать в светлицу к некоей Марине Игнатьевне — Вынимал Добрыня саблю вострую, Воздымал выше буйной головы своей:
«А не хочешь ли, я Змей Горыныча Изрублю на части пирожные, Разбросаю во чистом во поле?» А и тут семиглав Змей Горыныч, Да и хвост поджав, да и вон побежал... И, бегучи, он, Горыныч, заклинается:
«Не дай Бог мне бывать вновь
к Марине в дом!»
Но не утихомирился дракон и после пережитого страха. Похитил он племянницу князя Владимира Забаву Путятичну, а потом и тетку самого Добрыни — Марию Дивовну. Тут уж борьба пошла не на живот, а на смерть.
Тучи нет — а только дождь дождит, Дождя нет — искры сыплются:
Летит Змеище Горыныще.
А как бросился Змей Горыныч,
Чуть его, Добрыню, огнем не спалил...
Но богатырь опять осилил дракона и на этот раз убил его. Много вытекло крови драконьей, трое суток стоял в ней Добрыня, не знал, как выбраться. На четвертый день Услышал Добрыня голос с небес:
«Ты бей копьем о сыру землю, Сам копью приговаривай:
„Расступиська, матушка-сыра земля! Пожрика всю кровь змеиную!"» И ушла в землю драконья кровь. С тех пор на Руси жить стало легче.
Все это рассказывают о семиглавом змее былины.
А в сказках Горыныч умеет еще и оборачиваться кем захочет: то добрым молодцем, то камнем, а то и веником. Сражается со сказочным Горынычем Иван-царевич, а если не он, то Иван купеческий сын или Иван крестьянский сын — и, конечно, в конце концов побеждают коварную нечисть.

 В древнегреческой мифологии драконица Дельфина стерегла в Корикийской пещере, в Киликии, самого олимпийца Зевса. Его, «обезножевшего», принес сюда стоглавый дракон Тифон, пожелавший взять власть над миром, свергнув божеств Олимпа.
Спас Зевса хитроумный Гермес: он обманом выкрал у Дельфины сухожилия Зевса, вырванные Тифоном, и помог Зевсу «вставить» их на место, чем вернул громовержца в строй. Не удалось темным силам победить олимпийцев, Зевс снова стал править богами и людьми.

 Одноглавый крылатый корейский царь драконов Ёнван обитает в прекрасном подводном дворце. Палаты его так просторны, что на ночь в них спускается солнце, а на день — луна. Среди многих сокровищ Ёнвана главное — волшебная жемчужина, она исполняет любые желания и защищает от опасностей.
Хотя Ёнван и живет под водой, но без труда передвигается и по земле, а иногда взлетает в небо. Это случается не так часто и предвещает смену императорской династии — то есть раньше предвещало, в былые времена, когда Кореей еще правили императоры. Теперь, конечно, это поверье не в счет.
Но зато до сих пор у корейцев считается, что увидеть Ёнвана во сне — к счастью. А если зачерпнуть воды из колодца, где царь драконов отложил яйцо, целый год в доме будет царить благополучие.
Есть еще одна корейская примета, она красиво называется «драконья вспашка». Дело в том, что зимой водоемы в Корее покрываются льдом. Но климат там довольно теплый, часто даже зимою светит солнце, и подтаявший лед выглядит как вспаханное сохой поле. В народе издавна считалось, что это работа Ёнвана. Если бороздки на льду направлены с юга на север -— год обещает быть урожайным. Если с запада на восток — неурожайным. В разные стороны — средним. Так что благодаря царю драконов в Корее можно легко предсказать будущий урожай.

Легенда о страшном драконе Иллуянке обязательно рассказывалась в древней Месопотамии в день праздника Пурулли, на котором чествовали бога грозы:
Так говорит Келла, жрец бога грозы:
«Пусть страна благоденствует и процветает!» И если затем она благоденствует и процветает, Люди празднуют праздник Пурулли.
То, что к чествованию бога грозы приурочена легенда об Иллуянке, не случайно. Всей истории мы не знаем, часть древнего текста, записанного на глиняных табличках, не сохранилась, часть — не расшифрована, но вот что известно.
«Иллуянка победил бога грозы и взял у него сердце и глаза. И бог грозы потерял свой образ.
Тогда бог грозы взял себе в жены дочь смертного человека. И она родила от него сына. Сын вырос и взял себе в жены дочь дракона Иллуянки.
Бог грозы сыну наказывает:
— Когда в дом войдешь к жене своей, попроси мои сердце и глаза».
Сын бога грозы так и поступил.
«Когда он пошел к ним, он у них сердце попросил, и они ему дали. Потом он у них глаза попросил, и они ему дали. И сердце и глаза он отдал богу грозы, отцу своему. И бог грозы сердце и глаза свои назад получил.
Когда он вернул себе свой прежний образ, он пошел к морю для битвы. И бог грозы дал бой дракону Иллуянке».
Но ведь сын бога грозы уже вошел в дом Иллуянки, стал его зятем и теперь должен был сражаться на стороне тестя! Поэтому он сказал отцу:
— Ты рази! Не жалей меня! «И бог грозы убил Иллуянку и сына своего вместе с ним».
Так пришел конец дракону Иллуянке. (Впрочем, некоторые ученые считают, что Иллуянка — не имя собственное, а существительное «дракон».)

У доброго корейского дракона Ёнвана есть довольно злобный подданный — дракон Канчхори, чей приход влечет за собой засуху и гибель всего живого. Корейцы говорят: «Куда ни придет Канчхори, там сытная осень становится голодной весной».

У Небесного Владыки был волшебный двукрылый дракон Ин-лун. Он жил в северо-восточном углу Великой пустоши на южном склоне холма Сюнли, мог накапливать воду и изливать ее дождями. В сложных положениях Небесный Владыка при-бегал к помощи Ин-луна. Например, однажды во время потопа дракону было приказано отвести бездонные воды с земли в океан. Он ревностно принялся за дело. Вот как это происходило, если верить старинному рассказу: «Ин-лун полз, его хвост волочился по земле. По направлению, указанному хвостом Ин-луна, прорывались реки и каналы. Реки доходили до Восточного океана. Они сохранились до сих пор».
В другой раз Ин-лун участвовал в очень важном сражении. Ему было поручено залить противника потоками дождя. Дракон взлетел ввысь и разложил на специальной подставке дождевые тучи. Но — надо же такому случиться! — подставку установил он косо, и небывалый ливень хлынул на собственное войско. Небесный Владыка был очень раздосадован. Но в конце концов он все-таки одержал победу — и не без помощи Ин-луна. Дракон с устрашающим криком «га-га» кидался с небес на врагов; тех, кто не успевал спастись бегством, убивал. Однако Небесный Владыка остался недоволен неловким драконом: обес-силевшего, потерявшего способность летать Ин-луна оставили на поле бит-вы — поэтому там, на юге Китая, так часты с тех пор осадки.
А в небесном дворце стало некому управлять дождями. Без Ин-луна они стали нерегулярны. Это очень затрудняло жизнь людей, но через некоторое время они придумали средство против засухи: когда одолевала сушь, несколько человек, собравшись вместе, одевались Ин-луном и исполняли ритуальный танец дракона. Говорят, это помогало.

Левиафан - «Извивающийся зверь». Мифическое морское чудовище, образ которого перешел из Вавилона и Ханаана как персонификация всех сил зла. Бог создал Левиафана, чтобы «играть в нем»; у него было множество голов; он был уничтожен Богом в доисторические времена. Огромные глаза позволяют видеть сквозь темную толщу воды. в двойной ряд острейших зубов сверкает в огромной пасти. Длинная тонкая шея которую венчает огромная вытянутая голова.
В библейской мифологии морское животное, описываемое как крокодил, гигантский змей или чудовищный дракон. В Библии упоминается либо как пример (наряду с бегемотом) непостижимости божественного творения, либо в качестве враждебного богу могущественного существа, над которым он одерживает победу в начале времён. Известен и в западносемитской угаритской мифологии, где Левиафан (Латану), воплощающий разрушительные силы водного мира, предстаёт как могучее семиголовое чудовище, которое борется с Валу (Алиййану-Балу) и Анат и оказывается побеждённым. Возможна также более отдалённая связь Левиафана с вавилонской Тиамат, олицетворяющей морскую стихию и при разделении верхних и нижних вод рассечённой пополам богом Мардуком. Ср. содержащийся в кн. Еноха и других источниках мотив отделения друг от друга Левиафана и бегемота в качестве чудовищ мужского и женского пола, в состоянии первоначального хаоса слитых воедино. По-видимому, мифы о Левиафане восходят к представлениям об олицетворённом первобытном хаосе, враждебном богу-творцу и некогда им покорённом, ныне же пребывающем в состоянии сна, однако могущем быть разбуженным. В Библии наряду с Левиафаном названы близкие ему чудовища, поражаемые богом,- Раав и Таннин, а также рыба, проглотившая Иону.

Наиболее развёрнутое описание Левиафана содержится в книге Иова: «нет столь отважного, который осмелился бы потревожить его..., круг зубов его - ужас...; от его чихания показывается свет; глаза у него - как ресницы зари..., дыхание его раскаляет угли, из пасти его выходит пламя; он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь; ... он царь над всеми сынами гордости». Как в Библии (напр., Иов так и в позднейшей традиции Л. часто предстаёт вместе со своим сухопутным мифическим аналогом - бегемотом, у которого ноги, как медные трубы, кости, как железные прутья. В апокрифах (в кн. Еноха, 4-й книге Ездры, «Апокалипсисе Баруха») и в агаде встречается ряд гиперболических описаний невероятной величины Левиафана. Так, дневной пищей Левиафану служит рыба
с рогами на голове, длиной в 300 миль; пар, испускаемый Левиафаном, способен вскипятить весь океан. В агаде и в апокрифах бегемот и Левиафан упоминаются обычно в связи с мессианскими и апокалиптическими мотивами. Мясо обоих животных, окончательно поражённых богом или убивающих в схватке друг друга, послужит пищей на пиру праведников в день пришествия мессии.

Лотан — злобный дракон о семи головах из мифологии Древней Месопотамии. В древних текстах упоминания о нем постоянно сопровождаются эпитетами «извивающийся», «вредоносный».
Справиться с Лотаном смогла только богиня Анат. В некоторых вариантах мифа, впрочем, эта победа числится за бесстрашным героем Баалом.
Средневековый персидский писатель и ученый Рашид ад-Дин сообщает в своем «Сборнике летописей»: «У монголов считается, что молния исходит от некоторого животного, подобного дракону, по имени Луу, и в тех областях жители будто бы видели своими глазами, как оно падает с неба на землю, бьет по земле хвостом и извивается, а из пасти его извергается пламя».
Очевидно, именно этим сказанием были навеяны следующие стихи:
Он похож на крокодила, когда в беге играет на небосводе, Как будто поднимается из моря его разгневанное темноцветное тело; Зарычит он, словно дракон, когда разгневается на мир. Изрыгает огонь и дым из пасти
и зубов своих.
Весьма уважаемые монголы, слова которых заслуживают доверия, настойчиво утверждают, что «сами неоднократно видели это».

В древнегреческой мифологии Ладон — огнедышащий дракон, никогда не смыкающий глаз. У древнегреческого поэта Гесиода в поэме «Теогония» («Происхождение богов») сказано, что Ладон появился на свет от союза морских божеств Форкиса и Кето.
Далеко-далеко, на самом краю земли, там, где день сходится с ночью, в незапамятные времена обитали прекрасноголосые нимфы Геспериды. Гуляли нимфы в чудесном саду, где росло дерево, склонявшее к земле тяжелые ветви. В темной зелени сверкали золотые плоды. Давали они каждому, кто к ним прикоснется, вечную молодость и бессмертие. Эта яблоня с золотыми яблоками — свадебный подарок Гере от богини Геи.
Яблоки бессмертия охранял посланец Геры Ладон, никогда не смыкав-ший глаз огнедышащий дракон.
Именно эти волшебные плоды, яблоки Гесперид, и велел царь Эврисфей добыть Гераклу — таков был одиннадцатый (по Аполлодору) подвиг героя. Много трудностей пришлось преодолеть Гераклу, прежде чем добрался он до волшебного сада на краю мира.
Бросился на героя грозный дракон, но запела тетива лука, и упал дракон, пронзенный стрелой Геракла. Ядом Лернейской Гидры были пропитаны стрелы героя, и били они без промаха. Погиб грозный страж Ладон, а Геракл отнес золотые яблоки в Микены царю Эврисфею, которому служил.

Мушхуш - В месопотамской поэме о сотворении мира рассказывается, что в незапамятные времена, когда еще не было ни земли, ни небес и в бесконечном океане, заполнявшем всю Вселенную, не появилось еще ни одного островка, между богами разразилась битва за власть. Чтобы одержать победу, олицетворение первозданного Хаоса Тиамат создала одиннадцать свирепых чудовищ: многоголовых змей, гигантских псов, крылатых драконов, полулюдейполускорпионов и прочих химер.
Остры их зубы, их клыки беспощадны! Она ядом, как кровью, их тела
напитала, В Ужас драконов свирепых одела, Окружила нимбами, к богам
приравняла. Если в битву пойдут, то уже
не отступят! (Перевод В.Афанасьевой)
Среди прочих чудовищ был создан ею и дракон Мушхуш. Он изображался с длинной птичьей шеей, змеиным жалом, с хвостом-змеей, львиными передними и птичьими задними лапами, был рогат и покрыт чешуей.
Но даже Мушхуш не помог Тиамат в битве с мудрым Мардухом, богом света: она потерпела поражение.
Встречается и другое название дракона Мушхуша — Сируш. При раскопках древнего Вавилона археологу Роберту Кольдевею посчастливилось найти огромные ворота, выложенные разноцветными изразцами с изображениями и реально существующих, и мифических животных. Есть среди них и чудовищные драконы. В основании ворот (они, как выяснилось, были посвящены богине Иштар) высечена надпись: «Сирушами я украсил стены... чтобы все люди смотрели на них и удивлялись».
Царю Навуходоносору, которому приписывается этот текст, удалось достичь цели: дракон удивляет.

Нидхег - Ежедневно боги древней Скандинавии собирались под сенью священного ясеня  Иггдрасиль, здесь они держали совет и вершили суд.
Глубоко в землю ушли корни ясеня, а под ними бурлил поток, имя которому — Кипящий Котел, и жил в нем дракон Нидхегг. Дракон этот подгрызал корни божественного дерева. Обитал он там не один:
Глупцу не понять, сколько ползает змей под ясенем Иггдрасиль... Они постоянно ясень грызут.
В ветвях ясеня сидел орел, обладавший великой мудростью. Он находился в вечной вражде с Нидхеггом. А белка по имени Грызодуб сновала вверх и вниз по стволу Иггдрасиля и переносила бранные слова, которыми осыпали друг друга орел и дракон Нидхегг.
Нидхегг грыз не только древесные корни. Была у него и другая пища — грешники. Праведники после смерти, если верить древнему мифу, попадают в Гимл, на небеса, или в горы Ущербной Луны, в чертог Синдри, сделанный из красного золота. Клятвопреступников ждет чертог на Берегах Мертвых: он огромен и ужасен, весь свит из змей, как плетень, и текут по чертогу ядовитые реки. Но хуже всех приходится грешникам, попадающим по смерти в воды Кипящего Котла: Нидхегг там гложет трупы умерших.

В древнегреческой мифологии
Пифон — чудовищным дракон слуга Геры. воспитанник Тифона. Загадочно, но некоторые мифы называют его порождением Геры. Древнегреческий писатель Павсаний (II век до нашей эры) рассказывает, что Пифон сторожил древнее прорицалище Геры в Дельфах. Пифон опустошал окрестности Дельф, пожирая людей и скот. Страшный змей казался неуязвимым. Силой он не уступал Зевсу. Многим смельчакам, которые надеялись победить чудовище, пришлось после битвы с ним переселиться в царство теней Аид.
Величавая Гера была довольна службой Пифона. Однако случилось так, что именно Гера послужила косвенной причиной гибели Пифона. Известно, что ревнивая богиня была безжалостна к своим соперницам. Проведав о любви Зевса к пышнокудрой красавице Латоне, Гера велела змею Пифону повсюду преследовать несчастную. Долгие месяцы скиталась по земле Латона, нигде не находя пристанища. Ни один ручей, ни одна река, по велению Геры, не давали ей утолить жажду. Деревья поднимали ветви, как только она пыталась приблизиться к ним, чтобы укрыться от палящих лучей солнца в прохладной тени. Люди еще издали, завидев темно-синий плащ Латоны, замыкали двери, ибо страшен был гнев Геры. Не было спасения той, что уже носила под сердцем сына Зевса, пока не добралась она до плавучего острова Делос. На него не распространялось повеление Геры, поэтому здесь и нашла приют Латона, здесь и родила она лучезарного бога света Аполлона и его сестру Артемиду.
Прошло немного времени, и юный бог отправился в поход против Пифона. Томимый жаждой мщения, опустился Аполлон у входа в мрачную пещеру, где обитал Пифон. Дракон выполз на свет, изрыгая огонь. Хвост его бил по земле, сметая вековые деревья. Но как ни ярился Пифон, не мог причинить зла юному богу света. Улыбаясь, натянул Аполлон тетиву лука, запела золотая стрела — содрогнулось змеиное тело, мглой покрылись глаза дракона, и Пифон испустил дух.
Наступив ногой на поверженное чудовище, Аполлон произнес:
— Вот твой достойный конец, Пифон! Больше не будешь ты внушать ужас и нести погибель. Здесь, на склоне Парнаса, твоей кровью омытом, в самом центре земли, будет выситься храм. Здесь будут жертвы мне возносить и испрашивать судьбу у пифии-девы. В этой лощине, где сгниет твое тело, Пифон, юноши станут состязаться в ловкости и силе, и Пифийскими нарекутся те игры!
Так и случилось, как предсказал богпрорицатель.
Греческий миф о победе солнечного бога над хтоническим чудовищем — это, по всей вероятности, вариант индоевропейского мифа о герое-змееборце, таком как, например, Георгий Победоносец.
Можно предположить, что Пифон был местным божеством земли, вы-тесненным общегреческим солнечным богом Аполлоном. Храм Аполлона, как это часто бывает, возник на месте святилища древнего божества — Пифона. Следы почитания Пифона сохранились в культе Аполлона в Дельфах: Дельфийское святилище называется иногда Пифо, жрицы-прорицательницы дельфийского храма — пифии. Пифийскими назывались состязания, происходившие ежегодно в Дельфах, чтобы вновь ознаменовать победу Аполлона над Пифоном.

У знатока восточных земель и морей, персидского ученого и писателя Х века Бузурга Ибн-Шахрияра читаем: «В море водятся огромные страшные драконы, называются они таннинами. В разгар зимы, когда облака проходят над самой водой, таннин вылезает из моря и заползает в тучу, ибо он не выносит жара морской воды, которая в это время года кипит, как в котле. Таннин сидит неподвижно, охваченный холодом облака; ветры, дующие над водой, поднимают тучу вверх, и таннин поднимается вместе с ней. Туча движется по небу из одного края в другой; но, когда вода из нее испаряется, она превращается в тонкую пыль и рассеивается под дуновением ветра; таннин теряет свою опору и падает вниз — иногда в море, иногда на сушу.
Если Аллах Всевышний желает по-карать какой-нибудь народ, он сбрасывает таннина на эту страну. Чудовище пожирает верблюдов и лошадей, поедает крупный и мелкий скот, всячески губит жителей, пока само не подохнет, истребив всю пищу.
Разные люди, часто плававшие по морю, говорили мне, будто не раз видели таннина, пролетавшего в облаке над их головами. Он лежал весь черный, вытянувшись в туче, а если облако рассеивалось, спускался в нижний слой и удерживался там. Часто кончик его хвоста свешивался наружу, но, почувствовав холод воздуха, таннин отодвигался вглубь, уносился в облаке и скрывался от взоров».
Упоминается дракон таннин и в Библии.

Фафнир — чудовищный дракон из древнескандинавского эпоса. Ужасен был его вид, и страшен нрав. Но прежде чем рассказывать о Фафнире, должно вспомнить о юном Сигурде, жившем в те стародавние времена, о Сигурде, чьи подвиги должны были вскоре прославиться на века.
Отец Сигурда погиб еще до рождения сына. Мальчик воспитывался в семье отчима, а наставником его был мудрый карлик по имени Регин. Он славился как искусный кузнец каких поискать. Но был этот карлик хитер и коварен.
Однажды, оставшись с Сигурдом наедине, Регин сказал:
— Я мог бы открыть тебе, где лежит бесценное сокровище. Стере-жет золото грозный дракон Фафнир. Победишь его — и люди станут звать тебя героем и любимцем богов.
— Я много слышал о Фафнире, — кивнул Сигурд.— Говорят, он разо-рвал уже немало храбрых воинов, пытавшихся завладеть кладом.
— Может, ты и слышал кое-что о Фафнире, — усмехнулся Регин, — но вряд ли знаешь ты, что дракон — мой родной брат. Когда-то моя семья за-владела золотом, на котором лежало страшное проклятие. Вскоре оно сбы-лось: мой брат Фафнир, охваченный жадностью, убил отца, унес клад и поселился один в пустынных горах. Со временем он потерял прежний свой облик и превратился в отвратительного дракона. На мне лежит долг мести. Вот уже много лет Фафнир один владеет похищенным, а я не могу отомстить — где уж мне, коротышке, справиться с огромным дра-коном! Помоги мне!
Не сразу согласился Сигурд, но посулами и хитростью уговорил его Регин. Пришло время, и отправились они вдвоем к полю Гнитахейд, пересекли нехоженые дебри и наконец выехали на берег реки, куда Фафнир каждое утро ходил на водопой.
— Ну и следы у него! — сказал Сигурд, глядя на тропу, протоптанную драконом. — А на этот валун, вероятно, он ложится, когда пьет воду: видишь, как он протер его брюхом? Сдается, не меньше тридцати локтей длиной этот Фафнир!
— Знаешь, как можно справиться с чудовищем? — искоса поглядел на Сигурда Регин. — Вырой яму прямо на тропе, спрячься в ней и ударь дракона мечом в сердце, когда он будет проползать над тобой, направляясь к реке!
Карлик втайне уже радовался своему коварному замыслу: хлынет ядовитая кровь огромного дракона прямо на Сигурда и затопит юношу. А золото достанется ему, Регину!
Но боги надоумили Сигурда: он прорыл несколько ям и соединил их канавами, чтобы кровь туда утекала. Укрывшись в одной из ям, юноша стал ждать дракона.
И вот наступил рассвет. И земля вокруг задрожала. Это Фафнир выбрался из пещеры и пополз к реке на водопой, грозно ревя и брызгая ядом на все живое, что попадалось ему по пути: хранителю клада повсюду чудились воры.
Выждав, когда чудовище оказалось прямо над ямой, Сигурд вонзил меч в тушу дракона по самую рукоять, потом выдернул его и тут же отскочил в сторону. А кровь дракона, не повредив Сигурду, растеклась по всем ямам.
Ощутив смертельный удар, дракон неистово забил могучим хвостом. Потом распластался на земле и испустил дух.
Подбежавший Регин вырезал сердце из драконьей груди и сказал Си-гурду:
— Исполни еще одну мою просьбу. Изжарь для меня сердце могу-чего змея. Может, прибавит оно мне, коротышке, силы и храбрости.
Сигурд согласился, и скоро сердце Фафнира жарилось на огне, насаженное на прут. А когда мясо зашипело, Сигурд тронул его пальцем, чтобы испытать, готово ли оно. Юноша сильно обжегся, сунул палец в рот и—о диво! — едва кровь драконьего сердца попала ему на язык, тотчас понятен стал Сигурду птичий говор.
А сойки на ветке говорили одна другой:
— Видишь, внизу сидит Регин, сидит и замышляет погубить Сигурда, который слишком доверчив. Лучше бы Сигурд отрубил голову вероломному карлику!
Тут решил Сигурд: «Не бывать тому, чтобы пропасть мне от руки Регина, пусть лучше оба брата пойдут одной дорогой!»
Взмахнул он мечом и отрубил Регину голову. Затем по следам Фафнира Сигурд отправился к пещере дракона. Двери в ней были железные, и все петли и ручки на дверях — тоже, и стропила были железные. А в глубине пещеры волшебными бликами переливались груды золота, разноцветными огоньками вспыхивали драгоценные камни...
Сигурд сложил сокровища в два больших короба, навьючил их на коня, и тот понес героя навстречу новым подвигам. Однако проклятие еще тяготело над золотом, и героя Сигурда ждала гибель.

Хала — болгарский и сербский дракон, многоголовый — обычно у него три головы и девять языков, — шестикрылый, двенадцатихвостый, с лошадиными глазами. Размерами же халы так велики, что головы их находятся в облаках, а хвосты опускаются до земли. Халы обладают огромной силой и отличаются чрезвы-чайным обжорством, они предводительствуют тучами, уничтожают посевы и сады. Голодный хала может напасть на солнце, пытаясь его пожрать. Следить за битвой можно не-вооруженным глазом: когда побеждает хала, солнце от укусов дракона обливается кровью и краснеет. Когда солнце берет верх — оно сверкает бледным светом.
В канун больших праздников халы водят хороводы, поднимая страшные вихри; человек, попав в такой смерч, обязательно сходит с ума. Халы и по-другому вредят человеку: они заговаривают и охраняют источники, не давая людям напиться. Чтобы победить халу, нужно быть бесстрашным и сильным, как, например, герой болгарских и сербских сказок богатырь Марко-королевич.

Шаркань, в венгерской мифологии дракон со змеевидным телом и крыльями. Можно разграничить два слоя представлений о Шарканье. Один из них, связанный с европейской традицией, представлен преимущественно в сказках, где Шаркань - свирепое чудовище с большим количеством (три, семь, девять, двенадцать) голов, противник героя в битве, часто - обитатель волшебного замка. С другой стороны, известны поверья об одноголовом Шарканье как об одном из помощников колдуна (шамана) талтоша.

Японский дракон Ямата-но ороти восемь лет подряд наводил ужас на страну Идзумо, что на юго-западе острова Хонсю в Японии, в верховьях реки Хи. А особенно мучил он одну семью, ежегодно отбирая и пожирая у старика и старухи по дочери. Сопротивляться ему не могли, уж больно дракон был страшен.
В древней японской рукописи «Нихонги» имя дракона обозначено идеограммами, которые переводятся как «змейстрашилище, восьмихвостый, восьмиглавый». А сам Ямата-но ороти описан так: «Его глаза подобны ягодам вишни, он имеет тело с восемью головами и восемью хвостами, на нем растут мох и деревья. Тело дракона покрывает собою восемь долин и восемь холмов, а брюхо его кроваво и охвачено пламенем».
И вот, когда последняя, восьмая дочь стариков должна была отправиться на съедение чудовищу, спустившийся с небес божественный герой Сусанооно микото взялся помочь несчастному семейству и всем жителям Идзумо. Он приказал сварить побольше сакэ, японской водки, и разлил напиток в восемь больших бочек. Бочки он поставил на возвышения, каждое окружив оградой; в каждой ограде было по одному проему — для каждой из драконьих голов. Ямата-но ороти, учуяв влекущий запах, приполз и начал пить из восьми бочек сразу. Осушив их до дна, он опьянел и уснул, и тогда хитроумный герой бесстрашно подошел к дракону и разрубил его на мелкие части. Так спасенная девушка досталась не дракону, а герою Сусаноо. Мало того, в среднем хвосте чудовища Сусаноо нашел чудесный меч Кусанаги, позднее ставший в Японии одним из священных символов императорской власти. Изображениями мифологического дракона нередко украшались японские мечи и ножны.

Видео YouTube







Источник: http://sites.google.com

Греция

Греция – это поистине неисчерпаемый край для путешественников и туристов. Со школы мы мечтаем побывать в Афинах, сердце Греции, родине мировой цивилизации, увидеть своими глазами «священную скалу» Акрополь, Олимпийский стадион и почувствовать «течение времени»… Туры в Грецию настолько разноплановы и насыщены, настолько погружают вас в другие эпохи, что масса полученной интереснейшей информации об этой стране и впечатления еще долго будут заряжать вас позитивом .

Оледенение

Страница 1 из 4 ОЛЕДЕНЕНИЕ Около миллиона лет назад на земном шаре произошло заметное похолодание климата.