Древней Греции





1. Дворцы
 
В царских жилищах времен Гомера скорее всего только одна часть была каменная: покои, где спали сам царь и члены его семьи. Таким было помещение, выстроенное Улиссом вокруг ствола дикой оливы, служившего подножием его постели; такими были шестьдесят два помещения, предназначенные для сыновей и дочерей Приама в большом дворце в Трое; такое же, наконец, и жилище богини Цирцеи. Эти небольшие по размерам и построенные из камня комнаты окружались обычно деревянными постройками. Все же большие помещения, где собирались вместе для еды и питья, сооружались из бревен и досок, как и те кладовые, где хранились запасы провизии, одежда и оружие, а также помещения для рабов.
 
Полом была утоптанная земля. Стены и потолки комнат, двери, наличники и иногда даже пороги у дверей делались из сосны, дуба, ясеня или оливкового дерева. Посредством полировки или, быть может, с помощью лака столяры придавали видимым поверхностям бревен и досок некоторый глянец. Все эти деревянные части быстро теряли свой цвет и темнели от дыма очага, а в особенности от чада, исходившего от жира, стекавшего с шипением на раскаленные угли при жарке мяса, а также от копоти при горении смолистого дерева, зажигавшегося при наступлении ночи на металлическом кружке для освещения жилища. Везде оседала эта сажа, которая в доме Улисса попортила оружие, развешанное по стенам.
 
Действительно, в помещениях не было ни печей, ни каминов, огонь разводили посередине помещения или около стены, и дым выходил или через дверь, или в щели стен и крыши. Некоторые места у Гомера, по-видимому, указывают на знакомство греков с украшениями из металла, слоновой кости или цветной обожженой глины, применявшимися уже с давних пор на Востоке для убранства потолков, стен и иногда даже дверных порогов. Но все эти места касаются только зданий, построенных богами, или еще дворца Алкиноя на волшебном острове Схерия. Что касается дворца Менелая, то, хотя Телемах и удивляется блеску бронзы, золота, серебра и слоновой кости, поэт не говорит, что они покрывали стены; возможно, что они применялись только для украшения мебели.
 
В помещении дома Улисса, где пировали женихи, приготовление ее шло весь день и внутренности убитых животных сваливались в корзины или валялись по углам; тут были бычачьи головы и ноги и свежие перепачканные в крови кожи. Двор тоже был не чище. Перед дверью дома была куча мусора, растянувшись на которой спала старая собака Улисса; точно так же было и во дворце Приама. Чтобы представить себе такое жилище, надо вспомнить о современных так называемых канаках пашей и беев в Малой Азии. Такое же изобилие занимающих большую площадь каменных и деревянных построек. То же разделение здания: часть дома, предназначенная для общественных приемов; помещения, где протекала частная жизнь и куда доступ постороннему был воспрещен; и, наконец, такие же обширные помещения для слуг и кладовых. Впереди и среди этих построек большие и грязные дворы, где снуют люди и бродят животные. Внутри - та же смесь известной роскоши и запущенности, непонятной для европейца. Драгоценное оружие, украшенные драгоценными камнями трубки, чашки, кофейные приборы, тазы изящной формы и в особенности - прекрасные ковры. И вместе с тем везде пыль, стены в пятнах, потолки с грязными подтеками от дождя. В нишах стен свалены в кучу покрывала, которые слуги по вечерам расстилают на диванах и на полу, как это они постоянно делают в Одиссее.
(Перо. Обзор двух миров.)
 
2. Общий вид греческих городов
 
В течение долгого времени в греческих городах допускали роскошь только для общественных построек. Частные жилища были очень скромны и лишены даже самого незначительного комфорта. Очевидно, люди почти не жили в домах и чаще всего ночевали вне дома, под портиками. Городские улицы, узкие и извилистые, загроможденные вдобавок выступами и балконами первых этажей, были почти недоступны для солнца. Афины в особенности долго сохраняли самый жалкий внешний вид. Город был сожжен во время персидских войн, но его снова отстроили с той же небрежностью. Улицы по-прежнему имели случайное направление, а дома населенных кварталов оставались маленькими и неудобными. Чужеземцы отзывались об Афинах с презрением. Сам Демосфен смотрел с удивлением на бедные жилища Мильтиада, Аристида и Фемистокла. Но мало-помалу роскошь проникла и в частные жилища. Городская стена была отодвинута и разбиты новые кварталы. Архитектор Гипподам Милетский произвел целый переворот в деле постройки городов. При своих работах в Пирее, Туриуме и на Родосе он старался располагать улицы по правильному плану и строить дома в одну линию. Платон ссылается на новые правила, направленные против собственников. В Афинах астиномы и ареопаг были обязаны наблюдать за исправным содержанием домов, заставлять чинить и возбуждать дела по поводу всяческих нарушений. Почти все города - Афины и Мегара, Сцион и Потидея, Самос и Сарды - были окружены большими предместьями, где роскошь была наиболее заметна. Чтобы понять эту перемену, достаточно сравнить в Афинах старые кварталы Пникс и Ареопаг с новыми кварталами Керамиком и Дипилоном: место тесных трущоб заняли настоящие жилища. Но трудно перестроить торговые улицы города и увеличить количество домов на них. Поэтому богатые предпочитали селиться за городом. Фукидид и Исократ утверждают, что в их времена красивые жилища надо было искать вне городских стен. В IV веке Демосфен приходит в ужас от возраставшей роскоши частных домов. Однако главным образом этот новый вкус нашел проявление в колониях, в заморских странах, и именно там эллинское жилище достигло своего апогея в V и IV веках, во дворцах тиранов и царей.
(Монсо. Словарь древностей.)
 
3. Богатый дом V и IV веков
 
Перед жилищем находился, как правило, забор, выходивший на улицу. Свободное пространство между этим забором и дверью служило проходом, или сенями, часто украшавшимися живописью, надписями, отвращающими от дома воров и злую судьбу, древними изображениями Гекаты, Гермеса и жертвенником Аполлона Эгейского. Направо и налево от входа располагались конюшни и лавки (J, Н), имевшие непосредственный доступ с улицы. В конце прохода, или сеней (А), находилась дверь. О приходе извещали стуком металлического молотка или, как это было принято в Спарте, громким возгласом: "О-ге!", так как только на ночь дверь запиралась засовом, а позднее замком. Услышав этот шум, собака, привязанная на цепи, начинала лаять, и привратник спешил выйти из своего помещения. С того времени, когда начали строить большие частные дома, каждый уважаемый гражданин держал у себя привратника.
 
Открыв дверь, входили во двор (В), окруженный с трех, а иногда и с четырех сторон галереей с колоннадой. Здесь был центр жилища, здесь часто находился в течение всего дня хозяин дома, здесь же принимали посетителей и даже ели в хорошую погоду. Посредине помещали алтарь Зевсу Геркейскому, а по углам двора или в боковых помещениях находились алтари богов собственности и семейных божеств. По обеим сторонам, под портиками, находились различные комнаты: спальни, кладовые, служебные помещения. Тут же располагались и комнаты для гостей.
 
Через портик, находившийся прямо напротив входа, или если с этой стороны портика не было, то через широкую дверь, входили в мужское помещение (С). Это была главная комната всего дома, и здесь обычно собиралась вся семья; здесь помещался очаг или алтарь Гестии, иногда внутри маленькой круглой часовенки.
 
Вся эта только что описанная часть дома составляла мужскую половину. В глубине комнаты, где помещался алтарь, находилась другая дверь, через которую проходили в помещение для женщин, или гинекей. Там обычно размещались комната супругов и комната дочерей (Е, D), располагавшиеся направо и налево от комнаты для мужчин, затем другие комнаты (G), где работали рабыни. Позади Гинекея часто был маленький садик (К), куда можно было пройти через так называемую "садовую" дверь.
 
Под двором и комнатами первого этажа находились подвалы, цистерны и погреба. Богатые дома имели также свою баню, свою булочную и пекарню. Когда обычай готовить обед на алтаре Гестии стал понемногу забываться, стали устраивать отдельную кухню, по соседству с мужским помещением, обычно служившим столовой. Дым от очага выходил через дымовые трубы, единственные во всем доме, так как сами комнаты нагревались лишь переносными очагами, аналогичными жаровням, используемым и теперь в Италии и на Востоке.
 
Греческие дома, в особенности в Афинах, почти всегда имели второй этаж. Если помещений первого этажа хватало для семьи, то верхние комнаты охотно сдавались посторонним, причем в этом случае в них попадали по отдельным лестницам, выходившим прямо на улицу. В жилищах незажиточных горожан второй этаж соединялся с первым внутренней лестницей: там размещались кладовые, чердаки и часто помещения для женщин, там же обычно спали служанки.
 
Второй этаж выходил и на двор и на улицу. Уже Гиппий, сын Писистрата, обложил налогом балконы, наружные лестницы и окна второго этажа с решетками. В IV веке Ификрат заставил афинян утвердить аналогичный налог на деревянные балконы. В богатых домах галереи украшались балюстрадами и колоннами. Стены, выходящие на улицу, имели небольшие окна, около которых любили устраиваться женщины. Окна эти защищались ставнями; стекла же появились только во времена римского владычества.
 
В Афинах после Пелопоннесской войны начали строить и более высокие дома - в три и даже четыре этажа. Аристофан в своей пьесе Плутос" насмехается над высотой дома Тимофея. Дом Мидия в Элевсине был так непомерно высок, что закрывал своей тенью соседние дома. У всех этих домов были черепичные крыши.
 
Для постройки использовали различные материалы: тесаный камень или песчаник для основания, кирпич сырец или дерево - для стены. Проломить эти стены было очень легко, и в Афинах существовали особые шайки воров.
 
Украшения долго были очень простыми. Ограничивались тем, что покрывали стены слоем известки. В IV веке стало распространяться стремление к роскоши. В доме Фокиона стены были украшены бронзой. Для украшения использовали также золото и слоновую кость. Алкивиад украсил свое жилище настенной живописью. Эта мода быстро распространилась. Почти все входы в домах небольшого города Танагры были расписаны такой живописью. Во внутренней галерее развешивали ковры, вышивки и делали богатый пол. Большая часть комнат имела портьеры. Начиная со времен Эсхила, потолки иногда стали покрывать сложным орнаментом из геометрических фигур; коринфяне показали пример использования лепных украшений, и часто эти украшения представляли собой настоящие картины.
 
Если принять во внимание украшения, расположение и пропорции большого эллинского дома в IV веке, нельзя не признать его красивым. Но богатые жилища были редки, а в каждом городе было множество промежуточных жилищ, занимавших среднее место между бедной лавчонкой, высеченной в скале, и большим домом с галереей.
 
* Большинство населения жило в жалких жилищах, выходивших прямо на улицу и состоявших обычно из двух крохотных комнат и иногда еще из одной комнаты на втором этаже с внутренней лестницей. Скала служила полом и часто из нее же были и стены нижнего этажа. Верхняя часть стен делалась из дерева, необожженного кирпича и булыжника, скрепленного глиной. Нижний этаж часто служил лавкой. Иногда комнаты второго этажа сдавались внаем беднякам или чужеземцам, искавшим приют в городе: в этом случае лестница устраивалась с выходом наружу
(Монсо. Словарь древностей.)
 
4. Обстановка
 
1. Сидения. Дифф — низкий стул без спинки на четырех ножках, расположенных или в виде буквы X, или перпендикулярно сидению. В первом случае он легко складывался, так как само сиденье состояло из переплетенных ремней; во втором случае он не складывался, и сиденье было наглухо приделано к ножкам. Прибавляя к нескладывающемуся диффу спинку, получали клисмос, очень похожий на наши стулья. Дроносом назывался стул, несколько больший по величине, со спинкой и подлокотниками. В храмах седалища для богов назывались тронами, в частных домах они были почетным местом хозяина дома и его друзей. Так как эти троны из-за их внушительных размеров передвигать было затруднительно, то иногда они наглухо прикреплялись к стенам. Их, как правило, делали из твердого дерева, а троны для богов и правителей часто из мрамора. Почти все они были богато украшены орнаментами. Обычно их покрывали мягкими шкурами, коврами или подушками. Для того чтобы взобраться на них, часто приходилось пользоваться особой скамейкой.
 
2. Постели. Деревянное основание для античного ложа представляло собой удлиненный дифф. Если удлиняли дифф с перекрестными ножками, получали походную кровать; если удлиняли дифф с прямыми ножками, получали нечто похожее на скамью без спинки. Прибавляя одну спинку в изголовье, другую в ногах и, наконец, третью по длине, получали мебель, отчасти похожую на наши диваны. В качестве материала использовали сосну, клен и бук. Мебель делалась из бука или целиком, или им оклеивали более простой материал. Деревянные части кроватей, которые не закрывались тканями,— ножки и спинки — делались особенно тщательно. Ножки украшались резьбой или вытачивались; остальные части часто покрывались инкрустацией из золота, серебра или слоновой кости.
 
У Гомера нигде не говорится о подушках или других предметах роскошного ложа. Постель богатого человека состояла, во-первых, из толстых шерстяных покрывал, служивших для подстилки вместо матраца. Иногда под покрывала подстилали овечьи шкуры. Вместо одеял использовали плащи или особые покрывала. Спали без одежды, часто ею же и укрывались. Позднее Гомера начали использовать матрац, состоявший из полотняного или шерстяного чехла, набивавшегося смесью из шерсти и перьев. Этот матрац покрывали одеялами. Подушки дополняли постель.
 
У греков были еще ложа для чтения, письма и даже для пиршеств. Они их покрывали мягкими и пушистыми тканями, отличавшимися нежностью и яркостью цветов; одна или две подушки, туго набитые, поддерживали тело в полусидячем положении или служили опорой для левой руки.
 
3. Столы. Столы использовались только для того, чтобы во время еды ставить на них посуду. Их делали квадратными, круглыми или овальными, на трех ножках или на одной и в общем они походили на наши, но были значительно ниже, так что их верхняя доска едва достигала высоты ложа. Ножки столов выполнялись с большим вкусом. Им охотно придавали форму ног животных или заканчивали их копытами Столы изготовлялись главным образом из бука и впоследствии стали украшаться бронзой, благородными металлами и слоновой костью.
 
4. Сундуки. Греки хранили свою одежду в сундуках различной величины.
 
* Древние изображения на вазах показывают нам устройство и размеры самых больших из таких сундуков. Внутри них свободно могло поместиться двое взрослых людей. Крышка у них была плоская и открывалась на петлях. Они обычно стояли на невысоких ножках в форме звериных ног. Сундуки, куда прятали серебро, документы и драгоценности, помещались, как правило, в самой отдаленной части дома (Саглио. Словарь древностей).
 
Не думаю, чтобы в глубокой древности были известны комоды с выдвижными ящиками или стоячие шкафы с дверцами. Изображения такого рода мебели встречаются на памятниках только более поздней эпохи. Сундуки для хранения одежды, часто упоминающиеся у Гомера, имели, без сомнения, некоторое сходство с нашими старинными сундуками. Их покрывали изображениями и резными украшениями в виде инкрустаций из металла и слоновой кости. Изображения таких сундуков редко встречаются на памятниках, но зато часто попадаются изображения маленьких ручных ящичков для хранения различных предметов туалета и драгоценностей. В эпоху Гомера вместо замка служила полоска материи, завязывавшаяся узлом. Впоследствии концы этой полосы стали склеивать с помощью особой мастики или воска и опечатывать перстнем-печатью. Позже стали запирать эти ящички замками.
 
5. Хозяйственная утварь. Среди посуды, предназначавшейся для хранения запасов провизии, пифос занимает первое место по своей величине. Это круглый глиняный сосуд без ножек, оканчивавшийся внизу или заостренным концом, или плоским дном. В первом случае его не делали большим и он закапывался в землю для устойчивости; во втором - он достигал больших размеров и делался с широким горлом. Стамнос походил на пифос, но делался меньших размеров. Бикхос принадлежал к этому же типу. Во всех этих сосудах хранили вино, масло, фиги (инжир), различные соления. Амфорой называлась ваза с двумя ручками, с широким овальным туловом, с шейкой более или менее длинной и с горлышком, пропорциональным объему; часто она стояла на подставке, но часто также заканчивалась острым дном, и тогда ее приходилось или прислонять к стене, или ставить на особую подставку. Кадос - разновидность амфоры. Гидрией назывался род кувшина с третьей ручкой, дававшей возможность погружать сосуд в воду и вынимать его затем оттуда, чтобы поставить на голову. Кофон употреблялся в дороге, а также воинами в походах; это была бутылка с узким горлом, с ручками и с довольно выпуклым туловом; она делалась из особого сорта глины, очищавшей воду от примесей. Таков же был и бомбилиос, из которого жидкость вытекала по каплям, с некоторым бульканьем. Лекифами назывались сосуды на подставке; они были продолговатой формы, имели ручку и предназначались для хранения благовоний. Алабастр - маленький цилиндрический сосуд, немного суженный к горлышку и снабженный двумя ушками, в которых иногда делались отверстия: при помощи нити, продетой в эти отверстия, его подвешивали. Этот сосуд предназначался для хранения благовонных эссенций. Сосуды, употреблявшиеся для смешивания вина с водой за трапезой и при возлияниях, носили одно общее название - кратеры. Кратер представлял собой очень выпуклую вазу с широким горлом, двумя ручками по бокам и с подставкой, придававшей ему устойчивость; впрочем форма кратеров была очень разнообразна.
 
* У греков не было принято пить чистое вино. Перед пиром слуги смешивали вино с водой в кратерах в определенной пропорции, устанавливавшейся заранее. Затем кратеры ставили на стол, и каждый гость сам черпал из них, когда хотел, или приказывал сделать это рабу-виночерпию (Потье. Словарь древностей). - Золотые, серебряные и бронзовые кратеры часто были среди религиозных приношений. Кратерами пользовались также и для украшения садов; тогда их делали из мрамора.

 
Для разливания имелись следующее сосуды: арибалл - широкий снизу и суживающийся к горлышку и похожий, как говорит Атеней, на затянутый шнурком кошель; ойнохоя, хус и прохус - представлявшие некоторое сходство с нашими кувшинами; котиль - обычно служивший для измерения емкости, использовался также и как сосуд для разливания, а за столом им пользовались для питья чистого вина; киаф - род ковша с длинной ручкой, дававшей возможность черпать из кратера, не погружая пальцы в жидкость. Были сосуды для питья: фиала25 - плоская чаша без ручки и без подставки, с несколько выпуклым дном; килик - чаша с двумя ручками, стоявшая на очень грациозной подставке; скифос - большая чаша с двумя ручками, с плоским или заостренным дном; кантара - чаша с высокими ручками и на высокой подставке; кар-хэсион - продолговатая чаша, слегка утолщенная посредине тулова, с двумя ручками, доходившими до дна; и, наконец, ритон или керас, имевший форму рога. Что касается кухонной посуды, то от нее не осталось никаких следов, кроме нескольких вещей. Хитра - котел или большой горшок с двумя ручками; в нем варили мясо и овощи. Иногда ее делали на трех ножках, но обычно она ставилась на треножник. Аэбэс, делавшийся чаще всего из меди, был почти такой же. В наших музеях имеется несколько экземпляров старинных блюд; все они очень массивны, а рыбы, изображенные на них, красноречиво говорят об их прошлом назначении (сюда можно прибавить вертел, кухонную вилку и нож). Калат представлял собой корзину, сплетенную из тростника или камыша, довольно узкую у основания и постепенно расширявшуюся; в нее клали шерсть для ткания ковров и вышивания. Можно было также класть в нее цветы, фрукты и прочие овощи и плоды. Во время обеда хлеб и нежные печенья подавались в плоских круглых или овальных корзинах с ручками. Они служили также для приношений богам; в процессии Панафиней участвовали девушки, называвшиеся канефорами.
 
*Так называемые ночные горшки были известны грекам. Они составляли необходимую принадлежность пиров и попоек. Они подавались гостям рабами. Есть даже основания для предположения, что отдельный горшок полагался каждому гостю, так как Эсхил и Софокл изображали в своих пьесах, утерянных в настоящие время, пьяных греков, разбивавших эти горшки об головы.
 
6. Факелы и светильники. Для освещения и обогревания комнат греки уже со времен Гомера пользовались жаровнями на высоких ножках для сжигания сухих дров или стружек. У них были также смоляные факелы, состоявшие из длинных и тонких сосновых лучин, связанных корой тростника или папируса. Позднее придумали подобие футляров из металла или глины с гладкой поверхностью, наполнявшихся внутри смолистыми веществами; они назывались фанами. Эти приборы, как правило, помещались в средину глиняного горшка, куда падали угли и стекала смола. Точное время появления в Греции масляных светильников или ламп неизвестно; во всяком случае, в конце V века они уже были в употреблении. Они делались из глины или металла и были самых разнообразнейших форм; у них имелись два отверстия: одно для заливания масла, в другое вставлялся фитиль. Ночью для освещения улицы пользовались факелами или фонарями - светильниками, вставленными в прозрачный рог. Огонь зажигали от углей, тлевших под пеплом очага; впрочем, греки умели добывать огонь быстрым трением двух кусков дерева, из которых один, заостренный в виде колышка, входил в другой.
(Гюль и Конер. Античная жизнь.)
 






Источник: http://pti-info.narod.ru

Изделия и украшения из янтаря: предпочтения человечества

Красота янтаря ценилась нашими предками. Украшения из янтаря пользовались спросом практически также как и ювелирные изделия из драгоценных камней и металлов.

Начальные знания

Славя́не -  (ст.слав. - словѣнє, белор. - славяне, укр. -  слов'яни, болг. -  славяни, серб. и макед. -  Словени, хорв.

Охота на мамонтов - останки

Именно людей некоторые ученые считают основной причиной исчезновения мамонтов. Некоторые, но далеко не все.