Форум Точек.нет - общение без границ ! >





Джоан

8.01.2009 - 14:42

ГРЕШНЫЙ И ВЕЛИКИЙ ВАВИЛОН

В 90 километрах к югу от Багдада раскинулись покрытые пылью веков развалины древнего Вавилона, которые представляют собой четыре огромных холма из щебня. Здесь в Междуречье несколько тысячелетий назад зародился один из первых очагов человеческой цивилизации со знаменитыми «висячими садами Семирамиды» и райскими кущами, где, по преданию, прародительница Ева сорвала яблоко, соблазнившее Адама.



В течение всего времени своего существования Вавилон не раз переходил из рук в руки, и со временем он стал столицей одного из самых грозных и могущественных государств древнего мира. Мощное Вавилонское царство просуществовало вплоть до завоевания его персидским царем Киром в 538 году до нашей эры. Почти через два столетия город захватил Александр Македонский, который вначале даже намеревался сделать его столицей своей необъятной державы. Но потом великий завоеватель основал невдалеке другой город, который назвал своим именем.

Вавилон давно перестал существовать, но и сегодня эти величественные руины свидетельствуют о его былой грандиозности. В древности местные жители называли его «Бабили», что означает «Врата бога»; греки трансформировали это название в Вавилон, сами же иракцы до сих пор пишут и произносят это слово как «Бабилон».

Впервые упоминание о Вавилоне встречается в легенде о царе Саргоне который правил Аккадом примерно в середине III тысячелетия до нашей эры. В ней рассказывается о том, что Саргон Аккадский подавил восстание в подвластном ему Вавилоне. Многие историки свидетельствуют об огромных размерах этого города, хотя до сих пор и не пришли к единому мнению относительно его протяженности. Согласно сообщениям Геродота, посетившего Вавилон около середины V века до нашей эры, город тянулся по обоим берегам Евфрата в виде огромного четырехугольника шириной и длиной по 22 километра. В нем было по 25 медных ворот с каждой стороны, от ворот шли улицы, которые пересекались под прямым углом. Дома в Вавилоне стояли не вплотную друг к другу, и поэтому между ними оставалось свободное пространство для садов и даже для полей и виноградников.

Лет через 100—150 после Геродота в Вавилоне жил жрец Бероз, который написал большое сочинение о городе. В своей книге жрец рассказал историю Вавилона и Ассирии, изложил много легенд о царях и главные мифы о богах. К сожалению, бесценный труд Бероза почти полностью погиб, до нас дошло только несколько отрывков из него, которые приводит в своих сочинениях христианский писатель Евсевий Кесарийский.

Так печально обстояло дело, и казалось, что вместе с Вавилоном, разрушенным во время упадка Римской империи, погибли и все письменные памятники, которые могли бы рассказать нам о судьбе города. На протяжении 44 столетий город дважды исчезал с исторической арены, но развалины знаменитого Вавилона не исчезли бесследно.

Руины Вавилона привлекли внимание археологов еще в 1850 году. Их обследованием занимались А.Г. Лэйярд, О. Рассам, Дж. Смит и другие ученые. Среди предметов, обнаруженных в развалинах, было найдено несколько кирпичей с именами царей Нериглиссара и Левинета, однако на большинстве обнаруженных кирпичей значится имя Навуходоносора II. Именно во время правления этого царя, в VI веке до нашей эры, Вавилон достиг своего расцвета. Тогда ему были подвластны земли Аккада и Шумера, и Вавилон превратился в крупный торговый и культурный центр. По Евфрату в город с севера приходили корабли с медью, мясом строительными материалами, а на север следовали караваны с пшеницей, ячменем и фруктами. В годы царствования Навуходоносора II притекавшие в Вавилон сокровища из Передней Азии употреблялись на перестройку столицы и возведение вокруг нее могучих укреплений.

С 1899 года Берлинский музей доверил начать раскопки в древнем Вавилоне Роберту Кольдевею. Сначала немецкая экспедиция раскопала два ряда вавилонских стен, которые тянулись вокруг города почти на 90 километров. Их длина в два раза превышала окружность Лондона XIX века, а ведь английская столица того времени насчитывала более 2000000 жителей.

В начале 1900 года немецкая экспедиция обнаружила еще и третий пояс вавилонских стен. Своей толщиной они не уступали стенам ассирийского Дур-Шаррукина, и потому на них были выстроены казармы для солдат гарнизона, охранявшего город. Если бы все кирпичи этих стен вытянуть в одну линию, то она опоясала бы земной шар по экватору 12—15 раз.

Превратив столицу в неприступную крепость, Навуходоносор приказал высечь в камне надпись:

«Я окружил Вавилон с Востока мощной стеной, я вырыл ров и укрепил его склоны с помощью асфальта и обожженного кирпича. У основания рва я воздвиг высокую и крепкую стену. Я сделал широкие ворота из кедрового дерева и обил их медными пластинками. Для того чтобы враги, замыслившие недоброе, не могли проникнуть в пределы Вавилона с флангов, я окружил его мощными, как морские воды, водами…»

Но еще больше, чем крепостные стены, Р. Кольдевея (а вместе с ним и весь мир) поразило другое открытие. Уже при пробных раскопках на холме Каср немецкая экспедиция нашла улицу, вымощенную большими плитами, часть которых была покрыта надписями. Эта улица оказалась «Дорогой для процессий бога Мардука», и шла она от Евфрата и Больших ворот до Эсагиле — главного храма Вавилона, посвященного богу Мардуку. На нижней стороне каждой плиты клинописью было выбито:

«Я, Навуходоносор, царь Вавилона, сын Набопаласара, царя Вавилона. Вавилонскую дорогу паломников замостил я для процессии великого владыки Мардука каменными плитами… О Мардук! О Великий владыка! Даруй жизнь вечную!»

Роберту Кольдевею удалось раскопать в Вавилоне и знаменитые «висячие сады Семирамиды», которые, однако, были возведены не этой легендарной царицей и даже не во времена ее царствования. Они были построены по приказу Навуходоносора II для его любимой жены Амитис — индийской царевны, которая в пыльном Вавилоне тосковала по зеленым холмам своей родины. Великолепные сады с редкими деревьями, ароматными цветами и прохладой в знойном Вавилоне были поистине чудом света.

Тот Вавилон, который в течение нескольких лет раскапывала немецкая экспедиция Р. Кольдевея, был построен на развалинах и останках многих других городов, следы которых удалось обнаружить в нескольких местах раскапываемой площади. Это были остатки того Вавилона, который на протяжении своей долгой истории не раз был осквернен, но не покорился ни ассирийцам, ни каким-либо другим врагам. Это были руины того Вавилона, который за 1000 лет до Навуходоносора II был резиденцией прославленного вавилонского царя Хаммурапи.

Древний Вавилон занимает значительное место в Ветхом Завете в связи со своими отношениями с Израилем: он упоминается почти в каждой главе «Книги Иеремии». Кроме того, он примечателен еще и тем, что является первой из четырех великих империй, о гибели которых пророчествовал пророк Даниил. Царство Господа, установленное в доме Давида и поддерживаемое в Иудее, на время прекратило свое существование из-за беззаконий, настали «времена язычников». В «Апокалипсисе» Вавилон назван «тайной», «матерью блудницам и мерзостям земным», где предавались пьянству и буйному веселью.

Но Вавилон был не только городом греха: как пишет Э. Церен в своей книге «Библейские холмы», Вавилон был религиозным «кладезем глубочайшего благочестия». В одной из раскопанных надписей упоминается, что в городе было 53 храма великих богов, 300 святилищ земных и 600 небесных божеств, одному только богу Мардуку было посвящено 55 святилищ. Вблизи храма Эсагиле раскинулся район Этеменанки, во внутреннем дворе которого стояла знаменитая Вавилонская башня. Подобные башни возводились не только в Вавилоне: любой шумеро-аккадский или ассиро-вавилонский город имел свой зиккурат — большой ступенчатый или башенный храм со святилищем на вершине, в которое «бог с небес вступал».

Та башня, о строительстве которой говорится в Библии, была разрушена, вероятно, еще до эпохи царя Хаммурапи. На смену ей была выстроена другая, в память о первой. Сохранились следующие слова царя Набопаласара:

«К этому времени Мардук повелел мне Вавилонскую башню, которая до меня ослаблена была и доведена до падения, воздвигнуть, фундамент ее установив на груди подземного мира, а вершина ее чтобы уходила в поднебесье».

Сын его Навуходоносор II добавил:

«Я приложил руку к тому, чтобы достроить вершину Этеменанки так, чтобы поспорить она могла с небом».

По сообщениям Геродота, Вавилонская башня была тем сооружением, где башни возвышались «одна над другой».[2] На последней башне был воздвигнут большой храм. В этом храме стоит большое, роскошно убранное ложе и рядом с ним золотой стол. Никакого изображения божества там, однако, нет. Да и ни один человек не проводит здесь ночь, за исключением одной женщины, которую, по словам халдеев… бог выбирает себе из всех местных женщин.

В Библии говорится о том, что разгневавшийся на людей Бог смешал их языки, так что они перестали понимать друг друга, и рассеял вавилонян по всему миру. Но о разрушении самой башни в Библии ничего не говорится. Однако то, что предстало перед глазами экспедиции Р. Кольдевея, было лишь грудой кирпичей, разбитых на тысячи кусков. Персидский царь Ксеркс оставил от Вавилонской башни только развалины, которые в 324 году до нашей эры на пути в Индию увидел Александр Македонский. Гигантские руины поразили его настолько, что он пытался вновь отстроить это сооружение, используя для этого 10000 человек. Однако великий полководец вскоре заболел и умер — раньше, чем были разобраны развалины.

Сам Вавилон был захвачен Гобрием, военачальником персидского царя Кира. Древний город пал, хотя стены Навуходоносора II продолжали стоять и никто ими так и не овладел. Некоторые древние памятники свидетельствуют, что захвату Вавилона поспособствовало предательство некоторой части его жителей. Священное писание совершенно определенно говорит о полном разрушении города.

«И Вавилон, краса царств, гордость халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра, не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем; не раскинет Аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там. Но будут обитать в нем звери пустыни, и домы наполнятся филинами; и страусы поселятся; и косматые будут скакать там. Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены — в увеселительных домах» (Книга пророка Исаии, 13:19—22).

amidatong

8.01.2009 - 22:18

МАЙЯ, исторический и современный индейский народ, создавший одну из самых высокоразвитых цивилизаций Америки и в целом Древнего мира. Некоторые культурные традиции древних майя сохраняют ок. 2,5 млн. их современных потомков, представляющих более 30 этнических групп и языковых диалектов.

ДРЕВНИЕ МАЙЯ

Среда обитания. В течение I – начале II тысячелетия н.э. народ майя, говорящий на различных языках семьи майя-киче, расселился на обширной территории, включающей южные штаты Мексики (Табаско, Чьяпас, Кампече, Юкатан и Кинтана-Роо), нынешние страны Белиз и Гватемалу и западные районы Сальвадора и Гондураса.

Эти территории, расположенные в тропической зоне, отличаются разнообразием ландшафтов. На гористом юге протянулась цепь вулканов, частью действующих. Когда-то здесь на щедрых вулканических почвах произрастали мощные хвойные леса. На севере вулканы переходят в известняковые горы Альта-Верапас, которые дальше к северу образуют известняковое плато Петен, отличающееся жарким и влажным климатом. Здесь и сложился центр развития цивилизации майя классической эпохи.

Западную часть плато Петен дренируют реки Пасьон и Усумасинта, впадающие в Мексиканский залив, а восточную – реки, несущие воды в Карибское море. К северу от плато Петен влажность понижается вместе с высотой лесного покрова. На севере Юкатекских равнин влажные тропические леса сменяются кустарниковой растительностью, а на холмах Пуук климат настолько засушлив, что в древности люди селились здесь по берегам карстовых озер (сенот) либо сохраняли воду в подземных резервуарах (чультун). На северном побережье полуострова Юкатан древние майя добывали соль и торговали ею с жителями внутренних областей.

Ранние представления о древних майя. Первоначально считалось, что майя проживали на обширных территориях тропических низменностей небольшими группами, занимаясь подсечно-огневым земледелием. При быстром истощении почв это заставляло их часто менять места поселений. Майя отличались миролюбием и проявляли особый интерес к астрономии, а их города с высокими пирамидами и каменными строениями служили также жреческими церемониальными центрами, где люди собирались для наблюдений за необычными небесными явлениями.

По современным оценкам, древний народ майя насчитывал более 3 млн. человек. В далеком прошлом их страна была самой густонаселенной тропической зоной. Майя умели сохранять плодородие почв в течение нескольких веков и превращать малопригодные для сельского хозяйства земли в плантации, где выращивали маис, бобы, тыкву, хлопок, какао и различные тропические фрукты. Письменность майя основывалась на строгой фонетической и синтаксической системе. Дешифровка древних иероглифических надписей опровергла прежние представления о миролюбии майя: многие из этих надписей сообщают о войнах между городами-государствами и о пленниках, принесенных в жертву богам. Единственное, что не подверглось пересмотру из прежних представлений, – исключительный интерес древних майя к движению небесных тел. Их астрономы очень точно вычислили циклы движения Солнца, Луны, Венеры и некоторых созвездий (в частности, Млечного пути). Цивилизация майя по своим характеристикам обнаруживает общность с ближайшими древними цивилизациями Мексиканского нагорья, а также с отдаленными месопотамской, древнегреческой и древнекитайской цивилизациями.

Периодизация истории майя. В архаический (2000–1500 до н.э.) и в ранний формативный периоды (1500–1000 до н.э.) доклассической эпохи в низменных районах Гватемалы обитали небольшие полубродячие племена охотников и собирателей, питавшихся дикими съедобными кореньями и плодами, а также дичью и рыбой. Они оставили после себя лишь редкие каменные орудия да несколько поселений, определенно датированных этим временем. Средний формативный период (1000–400 до н.э.) – первая сравнительно хорошо документированная эпоха истории майя. В это время появляются мелкие земледельческие поселения, разбросанные в джунглях и по берегам рек плато Петен и на севере Белиза (Куэльо, Кольха, Кашоб). Археологические данные говорят о том, что в эту эпоху майя не имели помпезной архитектуры, деления на классы и централизованной власти.

Однако в последующий поздний формативный период доклассической эпохи (400 до н.э. – 250 н.э.) в жизни майя произошли серьезные изменения. В это время строятся монументальные сооружения – стилоботы, пирамиды, площадки для игры в мяч, наблюдается бурный рост городов. Внушительные архитектурные комплексы возводятся в таких городах, как Калакмуль и Цибильчальтун на севере полуострова Юкатан (Мексика), Эль-Мирадор, Яшактун, Тикаль, Накбе и Тинталь в джунглях Петена (Гватемала), Серрос, Куэльо, Ламанай и Номуль (Белиз), Чальчуапа (Сальвадор). Происходит быстрый рост возникших в тот период поселений, таких как Кашоб на севере Белиза. В конце позднего формативного периода развивается меновая торговля между удаленным друг от друга поселениями. Больше всего ценятся изделия из нефрита и обсидиана, морские раковины и перья птицы кецаль.

В это время впервые появляются острые кремневые орудия и т.н. эксцентрики – изделия из камня самой причудливой формы, иногда в виде трезубца или профиля человеческого лица. Тогда же складывается практика освящения зданий, устройства тайников, куда помещались изделия из нефрита и прочие драгоценности.

В последующий ранний классический период (250–600 н.э.) классической эпохи майяское общество сложилось в систему соперничающих городов-государств, каждый со своей царской династией. Эти политические образования обнаруживали общность как в системе управления, так и в культуре (язык, письменность, астрономические знания, календарь и т.д.). Начало раннего классического периода приблизительно совпадает с одной из древнейших дат, зафиксированных на стеле города Тикаль, – 292 н.э., что в соответствии с т.н. «долгим счетом майя» выражается цифрами 8.12.14.8.5.

Владения отдельных городов-государств классической эпохи простирались в среднем на 2000 кв. км, а некоторые города, например Тикаль или Калакмуль, контролировали значительно большие территории. Политическими и культурными центрами каждого государственного образования являлись города с пышными сооружениями, архитектура которых представляла собой местные или зональные вариации общего стиля майяского зодчества. Здания располагались вокруг обширной прямоугольной центральной площади. Их фасады обычно украшали маски главных богов и мифологических персонажей, вырезанные из камня или выполненные в технике штукового рельефа. Стены длинных узких помещений внутри зданий часто расписывались фресками с изображениями ритуалов, праздников, военных сцен. Оконные перемычки, притолоки, лестницы дворцов, а также отдельно стоящие стелы были покрыты иероглифическими текстами, иногда с портретными вкраплениями, повествующими о деяниях правителей. На притолоке 26 в Яшчилане изображена супруга правителя Щит Ягуара, помогающая мужу одевать военные регалии.

В центре городов майя классической эпохи возвышались пирамиды до 15 м высотой. Эти сооружения нередко служили усыпальницами почитаемых людей, поэтому цари и жрецы практиковали здесь ритуалы, имевшие целью установить магическую связь с духами предков.



Обнаруженное в «Храме надписей» захоронение Пакаля, правителя Паленке, дало много ценных сведений о практике почитания царских предков. Надпись на крышке саркофага гласит, что Пакаль родился (по нашему летосчислению), в 603 и умер в 683. Усопшего украшали нефритовое ожерелье, массивные серьги (знак военной доблести), браслеты, мозаичная маска, сложенная более чем из 200 кусочков нефрита. Пакаль был захоронен в каменном саркофаге, на котором были высечены имена и портреты его прославленных предков, таких, как его прабабушка Кан-Ик, имевшая немалую власть. В захоронения обычно помещали сосуды, по-видимому с едой и напитками, предназначенные для питания усопшего на его пути в загробный мир.

В городах майя выделяется центральная часть, где жили правители с их родней и свитой. Таковы дворцовый комплекс в Паленке, акрополь Тикаля, зона Сепультурас в Копане. Правители и их ближайшие родственники занимались исключительно государственными делами – организовывали и возглавляли военные набеги против соседних городов-государств, устраивали пышные празднества, принимали участие в ритуалах. Члены царской семьи становились также писцами, жрецами, прорицателями, художниками, скульпторами и архитекторами. Так, в Доме Бакабов в Копане проживали писцы высшего ранга.

За чертой городов население было рассредоточено в небольших деревнях, окруженных садами и полями. Люди жили большими семьями в деревянных домах, крытых тростником или соломой. Одна из таких деревень классической эпохи сохранилась в Серене (Сальвадор), где предположительно летом 590 произошло извержение вулкана Лагуна-Кальдера. Горячий пепел засыпал близлежащие дома, кухонный очаг и стенную нишу с расписными тарелками и бутылями из тыквы, растения, деревья, поля, в том числе поле с ростками кукурузы. Во многих древних поселениях постройки группируются вокруг центрального двора, где производились совместные работы. Землевладение носило общинный характер.

В поздний классический период (650–950) население низинных областей Гватемалы достигало 3 млн. человек. Возросшие потребности в сельскохозяйственной продукции заставляли земледельцев осушать болота и применять террасное земледелие в холмистой местности, например по берегам Рио-Бек.

В поздний классический период из состава сложившихся городов-государств начали выделяться новые города. Так, город Химбаль вышел из-под контроля Тикаля, что языком иероглифов возвещено на архитектурных сооружениях. В рассматриваемый период пика своего развития достигает майяская эпиграфика, однако содержание надписей на монументах меняется. Если раньше преобладали сообщения о жизненном пути правителей с датами рождения, женитьбы, восшествия на престол, смерти, то теперь основное внимание уделяется войнам, завоеваниям, захватам пленников для жертвоприношений.

К 850 многие города на юге низинной зоны были покинуты. Полностью прекращается строительство в Паленке, Тикале, Копане. Причины случившегося до сих пор не ясны. Упадок этих городов мог быть вызван восстаниями, вражеским нашествием, эпидемией или экологическим кризисом. Центр развития майяской цивилизации перемещается на север полуострова Юкатан и западное нагорье – области, воспринявшие несколько волн мексиканских культурных влияний. Здесь на короткий срок расцветают города Ушмаль, Сайиль, Кабах, Лабна и Чичен-Ица. Эти пышные города превзошли прежние высотой зданий, многокомнатными дворцами, более высокими и широкими ступенчатыми сводами, изощренной резьбой по камню и мозаичными фризами, огромными площадками для игры в мяч.



Майяская игра в мяч. Прототип этой игры с каучуковым мячом, требующей большой ловкости, возник в Месоамерике еще за две тысячи лет до н.э. Майяская игра в мяч, как и сходные игры других народов Месоамерики, заключала в себе элементы насилия и жестокости – она завершалась человеческим жертвоприношением, ради которого и затевалась, а игровые площадки были обрамлены кольями с человеческими черепами. Участвовали в игре только мужчины, разделенные на две команды, которые включали от одного до четырех человек. Задача игроков состояла в том, чтобы не дать мячу коснуться земли и довести его до цели, удерживая всеми частями тела, за исключением кистей рук и ступней. Игроки облачались в специальные защитные одежды. Мяч чаще бывал полым; иногда за каучуковой оболочкой скрывался человеческий череп.

Площадки для игры в мяч состояли из двух параллельных ступенчатых трибун, между которыми располагалось игровое поле, подобное широкой мощеной аллее. Такие стадионы сооружались в каждом городе, а в Эль-Тахине их насчитывалось одиннадцать. По-видимому, здесь находился спортивный и церемониальный центр, где проводились широкомасштабные состязания.

Игра в мяч отчасти напоминала гладиаторские бои, когда пленники, подчас представители знати из других городов, боролись за жизнь, чтобы не оказаться принесенными в жертву. Проигравших, связанных вместе, скатывали по лестницам пирамид, и они разбивались насмерть.

Последние города майя. Большинство северных городов, построенных в постклассическую эпоху (950–1500), просуществовали менее 300 лет, за исключением Чичен-Ицы, дожившей до 13 в. Этот город обнаруживает архитектурное сходство с Тулой, основанной тольтеками ок. 900, что позволяет предположить, что Чичен-Ица служила форпостом или была союзником воинственных тольтеков. Название города образовано от майяских слов «чи» («рот») и «ица» («стена»), но его архитектура в т.н. стиле Пуук нарушает классические майяские каноны. Так, например, каменные крыши зданий держатся скорее на плоских балках, чем на ступенчатых сводах. Некоторые рисунки, вырезанные в камне, изображают совместно воинов майя и тольтеков в сценах битв. Возможно, тольтеки захватили этот город и со временем превратили его в процветающее государство. В постклассический период (1200–1450) Чичен-Ица какое-то время входила в политический союз с близлежащими Ушмалем и Майяпаном, известный как Лига Майяпана. Однако еще до появления испанцев Лига распалась, и Чичен-Ица, как и города классической эпохи, был поглощен джунглями.

В постклассическую эпоху получила развитие морская торговля, благодаря чему на побережье Юкатана и близлежащих островах возникли порты – например, Тулум или поселение на острове Косумель. В поздний постклассический период майя торговали с ацтеками рабами, хлопком и птичьими перьями.




Календарь древних майя. В соответствии с мифологией майя, мир создавался и уничтожался дважды, прежде чем наступила третья, современная эра, которая началась в переводе на европейское летосчисление 13 августа 3114 до н.э. От этой даты отсчитывали время в двух системах летосчисления – т.н. долгим счетом и календарным кругом. Основой долгого счета служил 360-дневный годовой цикл под названием «тун», разделенный на 18 месяцев по 20 дней в каждом. Майя пользовались скорее двадцатеричной, нежели десятеричной системой счета, и единицей летосчисления считали 20 лет (катун). Двадцать катунов (т.е. четыре века) составляли бактун. Майя применяли одновременно две системы календарного времени – 260-дневный и 365-дневный годовые циклы. Эти системы совпадали каждые 18 980 дней, или каждые 52 (365-дневных) года, обозначая важный рубеж конца одного и начала нового временного цикла. Древние майя рассчитали время вперед до 4772, когда, по их убеждению, наступит конец нынешней эпохи и Вселенная будет в очередной раз уничтожена.

Les

18.11.2009 - 0:09

Лизавета у острова Пасхи, одна из самых драматичных историй....




Оказалось, что когда-то остров Пасхи выглядел совсем иначе. В первое время после появления здесь полинезийцев остров был покрыт мощным субтропическим лесом с разнообразными видами деревьев, кустов и трав. Среди прочих видов здесь росли пау-пау и дерево торомиро, дававшие отличные дрова. Преобладал в этом лесу особый вид пальм, которого сейчас на острове нет совсем. Нижние слои отложений прямо-таки набиты его пыльцой. Этот вид родственен живущей и посейчас на американском материке чилийской винной пальме, достигающей в высоту 25 метров, а в диаметре 180 сантиметров.

Чем, кроме пальмовых продуктов, могли питаться жители острова? Раскопки, недавно проведенные американским археологом Дэвидом Стедманом, показали, что животный мир острова был не менее разнообразным, чем растительный. Стедман изучал так называемые кухонные кучи - помойки, накапливавшиеся вблизи мест разделки добычи, приготовления и потребления пищи. В Полинезии эти куча на 90 процентов состоит из рыбьих костей. Но воды вокруг острова Пасхи не очень богаты рыбой. В период с 900 до 1300 года менее четверти массы кухонных куч составляют рыбьи кости, и более трети костей принадлежат дельфинам (в Полинезии - менее процента). Жители острова Пасхи охотились с гарпунами на дельфинов, но распространенный здесь вид дельфинов живет вдали от берегов. Значит, пасхальцы имели лодки, пригодные для выхода в океан.

Кроме дельфинов, как обнаружил Стедман, первопоселенцы питались морскими птицами. В кучах найдены кости альбатросов, фрегатов, олушей, глупышей, буревестников, крачек и других птиц. На острове гнездилось не менее 25 видов птиц, возможно, это был крупнейший птичий базар во всем Тихом океане.

Итак около 1600 лет назад, ступив на берег после долгого плавания, полинезийцы нашли здесь нетронутый рай, в котором было все необходимое для нормальной жизни. Что же произошло потом?

Пыльца из отложений показала, что уже через четыре века после высадки людей уничтожение леса зашло довольно далеко. В колонках отложений появился древесный уголь - свидетель выжигания леса, а количество пыльцы пальм и других деревьев стало снижаться, пока ее почти полностью не заменила пыльца трав. Вскоре после 1400 года пальма вымерла полностью, и не только потому, что ее вырубали люди, но и потому, что крысы не давали ей размножаться. В пещерах на острове найдены десятки разгрызенных крысами орехов. Вырубалось и дерево пау-пау, так что в конце концов исчез материал для канатов. Ко времени прибытия на остров Тура Хейердала на деревянном плоту (ученый хотел этим плаванием, совершенным в 1947 году, доказать, что предки пасхальцев приплыли сюда из Америки) на острове оставалось одно-единственное, почти засохшее дерево торомиро, а теперь нет и его. К счастью, экземпляры этого вида сохранились в разных ботанических садах мира.

В XV веке погиб и сам лес. Люди вырубали деревья на дрова, для строительства пирог и возведения статуй, для сооружения домов и просто чтобы расчистить место для своих полей. Видимо, исчезли местные птицы, разносившие пыльцу и семена растений. Не только погиб лес, но и вымерло большинство видов растений, его составлявших.

Не легче пришлось и животным. Исчезли все местные лесные виды птиц. Даже крупных улиток у берегов острова всех выловили, пришлось перейти на сбор мелких видов. Кости дельфинов резко исчезли из кухонных куч, начиная примерно с 1500 года: не стало материала для строительства больших океанских пирог, прекратилась и охота с гарпуном. Были уничтожены полностью колонии более половины видов морских птиц, гнездившихся на острове Пасхи.

Чтобы сохранить в рационе мясо, пасхальцы усилили разведение кур, которые до того были немногочисленными. И в кухонных кучах стали нередко встречаться человеческие кости. В сохранившихся устных преданиях говорится о людоедстве. Имевшиеся продукты готовили на кострах из выжимок сахарного тростника, из травы и осок - другого топлива уже не было.

Все эти факты складываются в цельную картину упадка и вымирания общества.

Через несколько веков после прибытия на остров потомки первопоселенцев начали сооружать огромные каменные статуи на платформах, по стилю похожие на меньшую размерами скульптуру их полинезийских предков. Годы шли, и их постаменты все увеличивались, на головах монументов появились десятитонные "шапки" из красного камня. По-видимому, шло негласное соревнование между семьями или кланами, кто поставит более крупную скульптуру, которая прославит богатство и мощь создателей.

Постепенно оказалось, что растущее население сводит лес быстрее, чем тот может восстанавливаться. И вскоре островитянам стало не хватать не только древесины и канатов, но и воды: дождевая вода, не задерживаемая лесом, стала быстро стекать в океан. Иссякли родники и ручьи. Почва утратила былое плодородие. Из пищевых ресурсов фактически остались корешки трав, куры и... люди.

Остров не мог больше прокормить вождей, чиновников и жрецов, необходимых для функционирования сложного общества. Оставшиеся в живых островитяне рассказали первым европейским пришельцам, как централизованное правительство сменилось хаотичным правлением глав отдельных мелких кланов. Наконец, главенство захватили те, у кого была сила, - каста воинов. Остров и сейчас усеян каменными наконечниками копий и кинжалами, потерянными в боях XVII - ХVIII веков. Около 1700 года началось резкое падение численности населения...

Вот так погибла высокоразвитая цивилизация на острове Пасхи. Но ведь этот остров - уменьшенная модель нашей планеты. У нас тоже растет население и уменьшаются запасы необходимых для жизни природных ресурсов. Мы тоже часто возводим гигантские сооружения или осуществляем проекты, рассчитанные в основном на то, чтобы пустить пыль в глаза. Если развитие человечества будет продолжаться прежним курсом, уже наши дети увидят, как перестанет ловиться рыба в океанах, как иссякнут сокровища недр, исчезнут леса и плодородные почвы. Нам тоже некуда переселиться - вблизи нет пригодных для жизни "островов".

Но есть одно, зато очень важное отличие нашей большой цивилизации от малой островной. Если весь "банк информации" жителей острова Пасхи состоял из деревянных дощечек с записанными на них молитвами и преданиями, а науки у них совсем не было, у человечества имеются библиотеки, архивы, научные институты. Есть и достаточно знаний о том, как функционируют механизмы, позволяющие нам существовать на Земле. Неужели у нас не хватит ума не ломать эти механизмы? Неужели гибель цивилизации пасхальцев не станет для нас уроком?
Самые древние цивилизации в мире - Uznayvse.ru

Где возникли первые древние цивилизации, как они назывались, чего
достигли, ... Первые человеческие цивилизации стали предвестником
появления ...
http://www.uznayvse.ru/interesting-facts/samyie-drevnie-tsivilizatsii-v-mire.html







Источник: http://tochek.net

ИЗМЕРЕНИЕ ВРЕМЕНИ В ЭПОХУ ХЭЙАН

ИЗМЕРЕНИЕ ВРЕМЕНИ В ЭПОХУ ХЭЙАН В эпоху Хэйан в Японии был принят лунный календарь, заимствованный из Китая.