Гермес Мистерии Египта





Глава из книги "Великие Посвященные" в сокращении

О слепая душа! Вооружись факелом мистерий и в земной ночи ты откроешь свое сияющее отражение, свою небесную Душу. Следуй за этим божественным руководителем, и да будет он твоим гением. Ибо он держит ключ к твоим жизням, прошлым и будущим.

Воззвание к Посвященным ("Книга Мертвых")

Прислушайтесь к своему внутреннему я и всмотритесь в бесконечность пространства и времени. Там многократно отражается песнь небесных светил, голос чисел и гармония сфер.

Каждое солнце — это мысль Бога, каждая планета — вид этой мысли. Для того, чтобы познать божественную мысль, о души, спускаетесь и поднимаетесь вы по тяжкому пути семи планет и окружающих их семи небес.

— Что делают звезды? О чем говорят числа? Что вращают в себе сферы?

— О, души, погибшие или спасенные, — они рассказывают, они поют, они вращают — ваши судьбы!

Отрывок из Гермеса

Сфинкс

По сравнению с Вавилоном, мрачной родиной деспотизма, Египет был для древнего мира истинной твердыней сокровенного знания, школой для его наиболее знаменитых пророков, убежищем и вместе лабораторией наиболее благородных традиций человечества. Благодаря многочисленным раскопкам и превосходным научным работам, египетский народ известен нам так, как ни одна цивилизация, предшествовавшая Греции. Ибо он разворачивает перед нами всю свою историю, написанную на страницах из камня. Многие из его памятников откопаны, многие из его иероглифов раскодированы; тем не менее, многие загадки нам все еще предстоит отгадать.

Такой загадкой является эзотерическое учение его жрецов. Научно обработанное в храмах, осторожно сокрытое в мистериях, оно демонстрирует нам одновременно и душу Египта, и тайну его политики, и его главную роль в истории мира.

Мистерии и посвящения древнего Египта - Зараев Александр

Древний Египет, в первую очередь, был цивилизацией, представители
которой направляли свои духовные и интеллектуальные усилия для
расширения ...
http://www.zaraev.ru/articles/item_26/

Наши историки говорят одним и тем же тоном и о фараонах, и о деспотах Ниневии и Вавилона. Для них Египет — такая же абсолютная и завоевывающая других монархия, как Ассирия, и отличается от последней только тем, что существование ее было на несколько тысяч лет продолжительнее.

А между тем, в Ассирии царская власть раздавила жреческую и сделала из нее свое орудие, тогда как в Египте жречество дисциплинировало царскую власть, не уступало никогда своих прав и даже в самые трудные эпохи имело влияние на царей, изгоняло деспотов и всегда управляло народом. И влияние это исходило из ее умственного превосходства, глубокой мудрости, какой не достигло ни одно правящее сословие нигде и ни в какой стране мира.

Сегодняшние историки и не подозревают об истинном значении этого факта. Ибо вместо того, чтобы сделать из него все необходимые выводы, они едва касаются его и, по-видимому, не придают ему никакого значения. А между тем, не будучи археологом или лингвистом, нетрудно понять, что непреодолимая ненависть между Ассирией и Египтом происходила от того, что эти два народа представляли два противоположных мировых принципа и что египетский народ обязан своим долгим существованием религиозным и научным основам, на которые опирались все ее общественные институты и которые оказались сильнее всех революций.

Начиная с арийской эпохи, через весь смутный период от ведических времен до персидского завоевания и александрийской эпохи — следовательно, в течение более пяти тысяч лет — Египет являлся убежищем чистых и высоких знаний, которые, в общем-то, составляли религиозную науку или эзотерическую доктрину всего древнего мира.

Пятьдесят династий сменяли одна другую, Нил покрывал целые города аллювием и финикийцы наводняли страну и снова изгонялись... Среди всех этих исторических приливов и отливов под видимым идолопоклонством внешнего многобожия Египет сохранял непоколебимую основу своей оккультной теогонии и жреческой организации. Он не поддавался действию времени так же, как пирамида Гизы, наполовину погребенная в песках и все же сохранившаяся.

Так же, как и неподвижный сфинкс, Египет сделался той осью, вокруг которой религиозная идея человечества пришла из Азии в Европу. Иудея, Греция, Этрурия — все это были различные жизненные центры, из которых произошли последующие цивилизации. Но где черпали они свои основные идеи, как не в живительном кладе древнего Египта?

Моисей и Орфей создали две противоположные религии, из которых одна поражает своим строгим единобожием, а другая — своим сверкающим многобожием. Но откуда один из них черпал ту силу, энергию и смелость, которые были необходимы, чтобы переплавить наполовину дикий народ, как переплавляют металл в горниле? И откуда второй брал магическую силу, заставлявшую богов обращаться к душам очарованных варваров наподобие сладкозвучной лиры? — В храмах Озириса, в античных Фивах, которые посвященные называли городом Солнца или солнечными ковчегом, потому что в них сохранялся синтеза божественной мудрости и все тайны посвящения.

Ежегодно, во время летнего солнцестояния, когда на Абиссинию проливаются дожди, Нил меняет окраску и принимаете оттенок крови, о котором говорится в Библии. Река продолжает подниматься до дня осеннего равноденствия. И лишь храмы, высеченные из гранита и покоящиеся на своих каменных постаментах, и облитые ослепительным солнцем гробницы, сфинксы и пирамиды отражаются в Ниле, превратившемся в море. Точно так же и религия Египта не ушла под воду сквозь века за счет своей организации и символов, остающихся и по сей день неразгаданными. В храмах, подземельях и пирамидах развивалось великое учение о Слове Света, о божественном Глаголе, позднее заключенного Моисеем в золотой ковчег и превращенного Христом в живой факел.

Истина неизменна; она одна переживает все преходящее; но она меняет и обители, и формы, и проявления. И Свет Озириса, который когда-то освещал посвященным тайны глубин природы и бездн небесных сводов, погас в покинутых склепах навсегда. Осуществилось слово Гермеса, сказанное Асклепию: "О, Египет, Египет! В будущих поколениях останутся лишь невероятные сказки о тебе, и ничего не сохранится, кроме слов, высеченных на камне".

Тем не менее, мы попытаемся оживить мистические пути древнего египетского посвящения, насколько это позволит нам интуиция эзотеризма.

Но прежде чем проникнуть в храм, бросим общий взгляд на главные периоды, через которые Египет прошел до водворения Гиксосов.

Почти столь же древняя, как и очертание наших континентов, первая египетская цивилизация соприкасается с первобытной красной расой. Колоссальный сфинкс Гизы вблизи большой пирамиды создан ею. Во времена, когда дельта, образовавшаяся позднее из наносной земли, приносимой Нилом, еще не существовала, огромный символический зверь уже лежал на своем гранитном холме, позади которого возвышалась горная цепь Ливийских гор. Он глядел своими каменными очами в море, плескавшимся у его ног там, где сегодня расстилается песчаная пустыня.

Сфинкс, первое творение Египта, стал главным его символом. Голова человека произрастает из тела могучего быка с львиными когтями и орлиными крыльями, сложенными по бокам. Сфинкс символизирует земную Изиду — природу в живом единстве различных своих царств. Ибо уже тогда жрецы знали и учили, что, согласно великому закону эволюции, человеческая природа произрастает из животной.

Это соединение быка, льва, орла и человека соответствует четырем зверям видения пророка Иезикиля. Эти четыре элемента — также символ четырех стихий микрокосма и макрокосма: воды, земли, воздуха и огня.

Вот почему в последующие века при виде священного животного, лежащего на пороге храма или в глубин склепов, посвященные безмолвно склоняли крылья своего разума перед внутренней истиной. Ибо еще ранее Эдипа они знали, что разгадка тайны сфинкса есть Человек, микрокосм, божественный проводник, который включает в себя все элементы и все силы природы.

Именно поэтому красная раса оставила после себя единственного свидетеля — сфинкса Гизы. Он демонстрирует нам, как представители этой расы подходили к главной проблеме бытия

Гермес

Черная раса, которая стала доминировать после южной красную расу, сделала Верхний Египет своим главным святилищем. Имя Гермеса-Тота, первого таинственного посвятителя Египта в тайные учения, относится без сомнения к первому мирному смешению белой и черной рас в областях Эфиопии и Верхнего Египта задолго до появления арийцев. Гермес — такое же родовое имя, как Ману и Будда. Оно обозначает одновременно и человека, и касту, и божество. Как человек Гермес — это первый посвятитель Египта. Как каста он символизирует жречество, хранящее оккультные традиции. Как божество Гермес — планета Меркурий, включающая в свою сферу определенных духов и божественных посвятителей. Одним словом Гермес председательствует над сверхземной областью небесного посвящения. В духовной "экономике мира" все это соединяет тайное сродство и невидимые нити. Имя Гермеса — это талисман, который всех их в себе содержит, это магический звук, который их вызывает. Отсюда его обаяние. Греки, ученики египтян, называли его Гермесом-Трисмегистом, или трижды великим, ибо они видели в нем царя, законодателя и жреца.

Он олицетворяет эпоху, когда жречество, судебная власть и царская власть находились в одном и том же правящем учреждении. Египетская хронология Манефона называет эту эпоху царствованием богов. Тогда не было ни папирусов, ни фонетического письма, но священная тайнопись (идеография) уже существовала, и жреческая наука была записана в иероглифах на колоннах и стенах подземных склепов. Позднее она перешла в библиотеки храмов. Египтяне приписывали Гермесу сорок две книги, относящиеся к эзотерической науке. Греческая книга, известная под названием Гермеса-Трисмегиста, содержит измененные, но, тем не менее, чрезвычайно ценные фрагменты древней теогонии, той fiat lux, откуда Моисей и Орфей извлекли первый свет своей мудрости. Доктрина принципа огня и слова-света, заключенная в Видении Гермеса, останутся навсегда вершиной египетского посвящения.

Попробуем же снова преоткрыть это видение Учителей, эту мистическую розу, которая распускается лишь в темноте святилища и в святая святых великих религий. Известные слова Гермеса, проникнутые древнею мудростью, могут служит хорошим введением. "Ни одна из наших мыслей, — говорит он своему ученику Асклепию, — не в состоянии понять Бога, и никакой язык не в состоянии определить Его. То, что бестелесно, невидимо и не имеет формы, не может быть воспринято нашими чувствами; то, что вечно, не можете быт измерено короткой мерою времени; следовательно, Бог невыразим. Правда, Бог может передать немногим избранным способность поднять выше естества, чтобы они смогли воспринять сияние его духовного совершенства. Но эти избранные не находят слова, которые могли бы перевести на обыденный язык нематериальное видение, повергнувшее их в трепет. Они могут рассказать человечеству о второстепенных созданиях, которые проходят перед их глазами как символы космической жизни, но Первопричина остается нераскрытой, и постигнуть Ее можно лишь по ту сторону смерти".

Так о неизведанном Боге говорил Гермес на пороге подземного храма посвящения. Ученики, которые проникали с ним в глубины этих храмов, научались познавать Его как живое Существо.

продолжение следует







Источник: http://www.chayka.org

Израильское царство

Название Израиль (Исраэ́ль, на иврите ישראל‎) этимологически объясняет «Книга Бытия», в которой патриарх Иаков после борьбы с Богом получает имя Израиль: «И сказал: как имя твоё?